Приветствуем, геймер! Ты можешь или
16+
9d05a994f4dd

Геймер dezintegration 33

181

Dishonored — читаем секретные дневники

Dishonored — читаем секретные дневники
Dishonored - Dishonored — читаем секретные дневникиDishonored — читаем секретные дневники

Это не очередное пособие по поиску внутриигровых ценностей с картинками и пошаговыми объяснениями. Поговорим о том, как узнать о мире игры, если вы не привыкли к дотошному исследованию локаций, да и вообще, если самой игры нет под рукой.

Так получилось, что файлы локализации не зашифрованы и открываются любым текстовым редактором. Загрузите Dishonored через Steam и найдите папку с установленной игрой. Скорее всего, она будет у вас по адресу Локальный диск -> Program Files -> Steam -> steamapps -> common -> Dishonored RHCP.

Открываем папку с игрой, переходим в директорию DishonoredGame, затем в Localization и RUS (или другой язык, как вам удобнее читать). Ищите файл WrittenNotes_twk.rus, открывайте его. Перед вами тексты всех книг и записок игры.

Сюда же попали и тексты из книг, доступных только при активации промо-DLC. Эти книги вы не найдете в стандартной версии игры, поэтому приятного всем чтения!






Dishonored — читаем секретные дневники
Dishonored - Dishonored — читаем секретные дневникиDishonored — читаем секретные дневники

«Дневник Старой Ветоши»

[Отрывки дневника нищенки]

Конечно, я расскажу тебе, дорогуша. У меня теперь нет от тебя секретов.

Мои унылые дни похожи на окна в доме. Из кухни я вижу сад и деревья с листьями, попорченными тлей. В глубине сада еще заметен холмик — там прежде положили на покой нечто, завернутое в одеяло.

Окна гостиной выходят на улицу. В них видны соседи: они поджигают свой дом, запершись изнутри. Тепло и уют, дорогуша.

В спальне тоже есть окно. Оно выходит на унылый переулок, где хулиганы играют с каким-то стариком. Двое бьют его палками, а девка пинает его под ребра. Ох, хотела бы я получить эти кости, чтобы сварить их.

В этом доме никто больше не живет, дорогуша. Никого из тех, кого тебе хотелось бы встретить.

Когда-то мы с мужем были прекрасной парой и жили чудесно. Вера Морэй, говорили мне, ваш дом не уступает особняку Бойлов. Ваши обеды и званые приемы славятся на весь город.

Когда юный Соколов решил написать мой портрет, я цвела. Сиятельно, сказал он... Тогда он был еще совсем юнец. Рисовал знатных и красивых людей страны. Все хотели, чтобы он написал их портрет, но это меня, дорогуша, он запечатлел на холсте. Блестящая картина, хотя и стоила мне кучи денег.

Но в нашей жизни были не только картины и балы, нет-нет! Мы с мужем путешествовали по островам. Добирались до самого края, до красных утесов Пандуссии. Там мы спускались в глубокие пещеры и бродили со свечами в руках, разглядывая каменные стены. Много чудес нам довелось видеть, но чудеснее всего был мальчик с черными глазами. Там было много знаков и костей, искусно вырезанных и отполированных до блеска.

Я принесла старые кости в дом, но ничего не сказала моему дорогому мужу. Я научилась варить их и вырезать из них украшения. Из костей получаются отличные подарки, дорогуша. Тот немой мальчик брал их у меня. Он их очень любил. Частенько приносил мне новые кости, поднимал над головой, чтобы я их видела, а в его глазах — ведь говорить он не мог — я читала «Бабушка, сделай для меня новые украшения!» Он стал большим человеком в Башне Дануолла. Маленький немой мальчик стал королевским палачом и обзавелся большим сверкающим мечом.

Мне были нужны хорошие кости. Кости, чтобы вырезать, полировать, украшать. Мой милый старый муж всегда очень уставал. Однажды я сварила ему суп, и он заболел. Мне всего лишь нужны были кости. Для маленького немого мальчика, который напоминал мне мальчика с черными глазами. А когда муж умер, я больше не хотела оставаться там.

И вот теперь я стара, и никому не нужны мои подарки. Старая Ветошь копается в мусоре и кормит пташек, что слетаются к ее ногам. Никто не приходит ко мне на чай, дорогуша. Да еще болваны с Боттл-стрит не оставляют меня в покое. Бугай Слекджов и его подпевалы не дают проходу старой женщине.

Однажды мы будем вместе. Ты и я в холодной ночи, и только звезды сверху и снизу. И тот, с черными глазами, дорогуша.






Dishonored — читаем секретные дневники
Dishonored - Dishonored — читаем секретные дневникиDishonored — читаем секретные дневники

«Слухи и свидетельства: Дауд»

[Отрывок из тайного донесения смотрителя]

Вот уже больше года я живу вдали от Аббатства, без общества братьев-смотрителей и без мудрых наставлений слепых сестер из ордена Оракулов. Днями я сплю в логове воров, убийц и прочего человеческого мусора, а по ночам пробираюсь по самым опасным закоулкам Дануолла. Я делю пищу с головорезами. Порой выбираюсь за стены города: на заброшенные кладбища и в древние развалины, где так часто собираются злодеи.

У меня отросла борода. Я ношу потрепанную одежду из вареной кожи, словом, выгляжу, как бандиты Боттл-стрит и другие мужчины и женщины, готовые прирезать любого ради пары монет. Мои руки по локоть в крови, это правда, но я убиваю лишь тех злодеев и еретиков, которые не достойны жить. Их смерть — справедливое возмездие. А убиваю я для того, чтобы заслужить уважение бандитов. Мне удалось стать своим для этих жестоких людей, не погубив ни единой невинной души.

Я пытаюсь завоевать доверие ассасина по имени Дауд, подобраться к нему поближе.

Из всех еретиков, практикующих черную магию, никто не доставляет Аббатству столько хлопот, как Дауд. По слухам, он рожден ведьмой с одного из их архипелагов, которую взяли в рабство пираты с Островов. Говорят, когда корабль вернулся в порт, капитан был уже мертв, а командой заправляла ведьма, в животе которой сидел маленький Дауд.

В самых первых сообщениях Дауд описывался как безжалостный убийца, который расправлялся с торговцами и офицерами стражи, словно паук с мухами. Затем наступило затишье. Есть основания полагать, что он несколько лет странствовал по Островам, изучая анатомию и получая оккультные знания у самых опытных учителей и мастеров запретных искусств. Не исключаю, что Дауд провел зиму в Академии натурфилософии. Какое-то время, пока не развилась его мания, среди его союзников числились бригморские ведьмы. Он неустанно совершенствовал темное искусство и, по всей видимости, вступил в сговор с Чужим.

В последних сводках говорится, что кожа у него смуглая и что влиятельные люди щедро платят ему за устранение врагов в Дануолле и других крупных городах. Мало кто из живых его видел, но эти немногие рассказывают удивительные вещи. Он приходит из ниоткуда и исчезает, словно дым. Стоя на крыше, он взмахнул рукой, а благородная женщина упала с балкона, разбившись насмерть о булыжную мостовую. После того как в Дануолле вспыхнула чума, Дауда видели во главе группы людей. Все они одеты в темную кожаную одежду и маски китобоев, напоминая всем своим видом рабочих с китовых факторий. Они бесконечно преданы своему ужасному вожаку, я даже думаю, что он пустил в ход темную магию, чтобы околдовать их слабые умы.

А месяц назад одна юная особа сообщила о необычном происшествии. Она проходила через квартал портных, направляясь домой с бутылкой молока для больного брата. На темной улице ее внимание привлекли странные звуки, доносящиеся из открытого окна. Заглянув за занавеску, девушка увидела нежилую комнату — в таких играют в азартные игры или продают дурную траву. У дальней стены девушка увидела оккультный алтарь — ее смотритель часто описывал такие вещи. На коленях перед алтарем сидел человек, похожий по описанию на Дауда. Он что-то говорил, словно спорил с невидимым существом. Затем он взял с алтаря резное украшение из белой кости, и тут свечи погасли, словно задутые порывом ветра. Испуганная девица осторожно отодвинулась от окна и что было духу побежала домой.

Сомнений нет: Дауд — слуга Чужого, он должен умереть. Я не дам совершить ему великое зло, и в этом цель моей жизни. Пока Дауд дышит, а мир не очищен от его скверны, я буду влачить свое теперешнее существование, медленно подбираясь к нему. Я не сниму это отрепье и не надену маску смотрителя, пока Дауд жив.






Dishonored — читаем секретные дневники
Dishonored - Dishonored — читаем секретные дневникиDishonored — читаем секретные дневники

«Тайное донесение: королевский шпион»

[Отрывки из мемуаров Хайрема Берроуза. Писано несколько лет назад]

Наступил четвертый день месяца холода.

Пусть не так быстро, как хотелось бы, но мы продолжаем расправляться с бандами в Винном квартале. Надо сказать, эти мерзавцы весьма изобретательны, но рано или поздно мы с ними покончим. Их главари будут публично высечены и отправятся под меч королевского палача. Будь моя воля, немой ублюдок работал бы день и ночь, отрубая головы негодяям.

О внутренних делах. Кажется, императрицу не радуют результаты моего расследования. Она и помыслить не могла, что предатели могут быть среди нас: она привыкла доверять людям. Но я знаю, что прав.

Джессамина предпочитает общество королевского защитника. Что ж, по крайней мере он сумеет защитить ее в случае нападения. Но крепкая рука не поможет, когда речь идет о тайном заговоре. Разве клинок Корво убережет от яда в бокале с вином или взрывчатки, доставленной курьером? Разумеется, нет. Опасность вокруг нас. Опасность, бороться с которой следует методично и беспощадно.

Юной леди Эмили недостает дисциплины. В Башне Дануолла с ней занимаются лучшие наставники, которые только есть на Островах, но мать балует ее. Девочка нередко витает в облаках, тратит время на рисование. Порой она пристает к Корво с просьбой научить ее фехтовать на деревянных шпагах. Этой девочке суждено править империей. Для нее тратить время на глупые забавы — преступное расточительство.

В последние дни меня заботит безопасность главных ворот, ведущих в Башню Дануолла. В свое время император Колдуин не позаботился о том, чтобы закрыть их. Ему, видите ли, хотелось, чтобы горожане могли приходить в Башню, когда им вздумается. Я бы с радостью перекрыл улицы, но императрица и слышать об этом не хочет. Шлюз защищать гораздо проще. Будь он единственным способом попасть в Башню, поток людей удалось бы значительно сократить. Помяните мое слово, однажды злоумышленник проберется в Башню, и тогда случится беда. Осторожность не бывает излишней, когда речь идет о жизни правителей.

Как ни прискорбно, мой план использовать устройство Соколова также не нашел одобрения у императрицы. Соколов равнодушен к вопросам безопасности, для него главное — чтобы его изобретения использовались, как — ему безразлично. Эта его «световая стена» производит впечатление. Хорошо хотя бы, что я убедил императрицу улучшить пистолеты офицеров стражи.

Почему только меня заботят столь важные вещи? Если я засну, все государство погрузится в океан? Дикари взберутся на стены и вспорют нам животы? Я не раз видел подобное во сне. Будь у меня больше авторитета, больше власти, я бы сумел защитить всех нас.

Должно быть, я перетрудился. Изысканный ужин и вечер за разговором с утонченной дамой мне не повредит. Пожалуй, отправлюсь с визитом в Квартал особняков.

Хайрем Берроуз, глава королевской тайной службы.






Dishonored — читаем секретные дневники
Dishonored - Dishonored — читаем секретные дневникиDishonored — читаем секретные дневники

«Юные годы и криминальное прошлое Слекджова»

[Фрагмент письма, отправленного членом банды Боттл-стрит]

Хотите поболтать о Слекджове? Каким он был в молодости, прежде чем получить свою кличку? Ха, сейчас-то он высоко взлетел, но так было не всегда. Когда-то наш Слекджов был настоящим пройдохой.

Как многие из нас, он вырос на улицах и не мыслил иной жизни. Ошивался с кучкой таких же оборванцев, тащил все, что плохо лежит, и прятался от стражников. Волосы темные, глаза черные, уже в десять лет курил трубку. У тех, кто родился в борделе или вышел из приюта, выбор не сильно большой: или иди в банду, или убивайся на грязной работе с утра до ночи. Разве это жизнь? Кого-то забирают на флот, другие горбатятся в рудниках Пендлтонов или Бойлов. А на улицах... да, там тяжело и не хватает еды. Зато там мы были свободны.

Когда мы подросли и занялись серьезными делами, Слекджов всегда стоял на стреме, пока мы обрабатывали телегу фермера или дверь в лавку. Он все планировал, говорил, кто что делает, делил добычу. Многих это устраивало. Мы смекнули, что так лучше: больше жратвы, больше монет. Да и связываться со Слекджовом, когда тот свирепел, никто не хотел.

Когда он удачно провернул пару дел с Черной Салли, другие главари стали с ним считаться. Он уже не был уличным парнишкой. Он стал набирать вес, и это сулило неприятности.

Был еще один парень, который тоже шел в гору, — Мик Рыба. Он занимался тем, что стриг монеты с работниц фабрики. Однажды вечером мы смотрели представление в театре. Глядим — и Мик Рыба со своими мордоворотами тут же, на галерке. Сидят прям рядом. Тут Мику взбрело в голову — а умом он не блистал — бросить в Слекджова тяжелую плевательницу. Попал прямо в рожу — челюсть так и хрустнула. Мы уж думали, сейчас будет заваруха, но Слекджов кивнул на дверь, и мы все ушли под радостный гогот Мика.

Наутро Слекджов знаком показал, чтобы мы шли за ним. Говорить-то он не мог. Ну мы и пошли. Дошли до причала, где Слекджов купил — да, за деньги! — тяжеленную цепь с крючьями. Такими на кораблях ловят глубинную рыбу. Длиной больше метра, звенья толстенные, и акульи крючки торчат во все стороны. Слекджов намотал ее на левую руку, так что она болталась у него сбоку.

Как-то он прознал, где в тот день сидел Мик Рыба. Когда добрались до дома той девки, Слекджов что есть сил запустил в окно бутылку. Был уже полдень. Внутри поднялся переполох — крики, визги... Из окна высунулась башка Мика с выпученными от удивления глазами. А когда он увидал Слекджова, его аж перекосило. Меня до сих пор трясет, как вспомню.

Мик вырвался из боковой двери, огромный, словно хищный буйвол, и попер на Слекджова с тесаком в руке. Когда они сошлись, Слекджов крутанул рукой, и крюки впились в руку и плечо Мика. Тот истошно завопил, но Слекджов крепко держал цепь. Стоял там с перебитой челюстью, сжимая цепь левой рукой, а правой, с ножом, бешено бил Мика. С крючьями в руке Мику было несподручно драться, но все ж мужик был чертовски здоровый. Долго держался, но потом все же рухнул на колени. Тут мы завопили от радости, но потом замолчали. Слекджов все бил и бил. Стояла мертвая тишина, только Мик Рыба булькал, плача, как младенец, да раздавались удары Слекджова.

Когда все было кончено — дальше самое интересное — Слекджов достал записку и гвоздем приколотил ее ко лбу Мика. Там было написано что-то вроде «Нужна работа — заходите на Боттл-стрит».

Слекджов не мог говорить месяца два, зато слава о нем гремела вовсю.

А к концу года, стало быть, когда у нас уже была недурных размеров банда, он разослал записочки другим главарям, мол, на Боттл-стрит теперь своя власть. Многие главари только посмеялись, а то и побили парней-вестовых. Зеленоглазая Триш вообще без большого пальца пришла. Но, оказалось, Слекджов ждал такого оборота, и у него был готов план.

Недели не прошло, как четверо главарей отошли в мир иной. На вид все было чисто — несчастные случаи, с кем не бывает. Но все знали, что к чему. Одного застрелила стража, пока тот стоял посреди мясного рынка. Второй поскользнулся и бухнулся в ледяную воду. Третьего нашли в постели со вспоротым пузом и тивианским копьем, вбитым в рот. Я так и не понял, что это значило. А Шейлу Барнсворт нашли в чане с кипящим воском.

Слекджов снова разослал письма. На этот раз — помощникам мертвых главарей. Мол, с ними он обойдется по справедливости, как с равными. И с письмом опять отправил Зеленоглазую Триш. На этот раз никто не отказывался.

Словом, Слекджов выпустил кишки главным соперникам и занялся делами, да еще как хитро и умело! Уговаривал, льстил, не скупился на монеты и выпивку. Показывал, значит, каким хорошим главарем он может быть. На улицах стало тихо-гладко. От такой тишины, сами знаете, у городской стражи тут же изжога начинается — знают, что добром это не кончится.

Ищейки из королевской тайной службы зашевелились. Союз ответственных граждан — так они себя называют — предупредили всех торговцев и тех, что любят с важным видом погулять по улицам, о Слекджове и его парнях. Должно быть, хотели понять, чего ждать дальше. Но Слекджов не дурак, нет. Он подмазал кое-кого из лавочников и стражи, сказал, что теперь он заправляет в городе и отныне все будет в порядке. Без больших, значит, кровопролитий. Он стал настоящим боссом, подумывал заняться контрабандой виски, устроить собачьи бои и вообще устроить гешефт, достойный его положения, если вы понимаете, о чем я.

А потом пришла чума.

Поначалу мы даже обрадовались. Несколько человек заболели, остальные бросились покупать зелья Соколова и Пьеро. Целебный эликсир и бальзам духа — так их прозвали. Слекджов тут же уловил, куда дует ветер, и решил заработать на чуме. У нас в руках была старая винокурня с дистиллятором. Там мы разбавляли пойло и продавали по дешевке. Но разбавлять эликсир Соколова было куда выгоднее! Скоро почти все обитатели трущоб заболели, а наши дела пошли в гору. Но очень скоро больных стало так много, что людей охватила паника. Страх — не лучший помощник в работе, это я точно знаю. А когда люди не могут работать, у них кончаются деньги на эликсир, хоть разбавленный, хоть чистый. В общем, дела шли скверно.

Когда императрицу убили, казалось, что Дануолл вот-вот рухнет в Бездну. Глава тайной службы Берроуз прибрал власть к рукам, и скоро стражники начали применять дьявольские устройства Соколова: сторожевые вышки, толлбоев, разрядные столбы. Поперек бульвара Клеверинг поставили световую стену, и тут нам пришлось совсем туго.

Но Слекджов снова нас поразил. Вместо того чтобы нанять лодку и драпануть в Морли или еще куда, он остался и все уладил. Мы получаем столько же эликсира, как городская стража, а еще монеты и еду. Как-нибудь продержимся.

Кроули из банды Боттл-стрит.






Вот такие мемуары достались тем, кто получил DLC за предварительные заказы игры в некоторых магазинах. Благодарю за внимание.

181
Еще в блоге
Интересное на Gamer.ru

7 комментариев к «Dishonored — читаем секретные дневники»

    Загружается
Чат