Приветствуем, геймер! Ты можешь или
16+
Conquer_pay

Автор LootHunter 67 *

314

В ААА секса нет

Данный текст является переводом статьи с сайта EDGE.

Исключением являются несколько "Дополнений", помещённых под спойлерами, возможно, отражающие точку зрения переводчика.

За написанное автор поста ответственности не несёт.

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

«В нашем обществе уже относятся к сексу как к игре,» указывает разработчица игр Анна Антропи, кивая на результаты поиска изображений в Гугле по слову «Cosmopolitan». В первую очередь запрос выдаёт обложки этого журнала, а на них заголовки статей: «75 секс-движений, которых жаждут мужчины», «100 лучших подсказок для секса», «Парни оценивают 50 сексуальных поз», как будто женщина может получить (или сохранить) парня, пройдя все «чекпоинты». Секс везде. В Голливуде «сексуальная комедия» - это уже по сути оформившийся жанр, ориентированный для юных мужчин и женщин: Easy A, Superbad, American Pie. То и дело мы слышим, что «секс делает кассу», а попутно на нас обрушиваются драмы с сиськами от канала HBO и прочие телесериалы «на грани», вроде «Игры Престолов». Порноиндустрия жива как никогда. А между тем, самая известная западная игра про секс – Leisure Suit Larry. Что, в индустрии боятся секса?

BioWare, со времён первого Mass Effect, потихоньку включает серьёзные сексуальные сцены в свои игры, вызывая кстати множество комментариев на данную тему. Ведущий сценарист серии Dragon Age, Дэвид Гайдер, принял участие в конференции разработчиков игр под названием «Секс в видеоиграх», где рассказал, что тема секса крайне популярна на форуме BioWare. Однако у видео игр, как он говорит, есть явная проблема с репутацией. «[В прессе] мы часто видим негативную реакцию наравне с позитивной. Не все публикации, правда, заслуживают доверия, но очень важно понимать, откуда вообще берётся негативная реакция. Понимать, какими люди видят наших игроков, кем этих игроков считают. Общество считает, что наша аудитория это в основном дети. Только мы — те, кто играет в игры, понимаем, что эта точка зрения отстаёт от действительности лет на 20. Любую попытку вставить в игру сексуальный контент, даже при наличии возрастных ограничений, трактуют, как нечто губительное, ведь все слышали о том, что игры виноваты в стрельбе в школах.»

Потом Гайдер объяснил, что и среди работников индустрии ситуация немногим лучше — мы привыкли думать об игроках, представляя их молодыми мужчинами. Такое представление тоже отстаёт от реальности, хотя уже и не на 20, а на 10 лет. Согласно статистике ESRB, средний возраст игроков — 34 года, а примерно 47% игроков — женского пола. Однако, сексуальный контент не только редок, но и представлен по большому счёту только женскими персонажами. В сценах секса всегда на первом плане женщина — её обнажённое тело, её голос.

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

Все сексуальные сцены в Ведьмаке, понятное дело, сняты с мужской перспективы

Взять к примеру второго Ведьмака. Там есть сцена секса Трисс и Геральта, которая включает детальную съёмку того, как Трисс магически снимает с себя одежду. При этом Геральт садится в ванну не снимая штанов. Где здесь логика и здравый смысл? Геральт ведь не из стеснительных. Бёдра Трисс, её сексуальные ягодицы, её вызывающая грудь, её экспрессия во время оргазма — всё это показано крупным планом, а её томные вздохи даже играют роль в сюжете. Геральту же подобного внимания не достаётся. Ни обнажённых планов, ни «голосового сопровождения». И по сути, отношение к сексу во всех играх аналогично — сцены секса предназначены для мужчин гетеросексуальной ориентации и представлены, как правило с мужской точки зрения. То что игровая индустрия ограничивается изображением секса только в такой заезженной манере, лишает её не только интересных позиций (камеры), но и вообще вредит её (сексуальной) привлекательности.

Дополнение
Ещё хуже дело обстоит с играбельными сценами секса. Их не только мало, но даже те что есть — вроде сцены между Лукасом и Тифани в Farenheit — выглядят неуклюже и неестественно, не говоря уже о том, насколько смешна идея, что в сексе можно «выиграть», нажимая в нужном ритме на кнопки.
Дополнение
Ричард Лемарчанд, бывший ведущий дизайнер Uncharted, а ныне адъюнкт-профессор, читающий цикл лекций по интерактивным медиа в Университете Южной Калифорнии, возражает против того чтобы секс изображался, как нечто во что можно выиграть, проиграть или ещё как-то завершить. «Подобная модель игрового секса вынуждает воспринимать предмет нашего обсуждения определённым образом,» говорит он. «Вот есть «игра умений» - если вы выигрываете, то получаете позитивный результат, если проигрываете, то негативный. Я думаю у многих людей подобная идея относительно секса изначально присутствует на определённом уровне. Ну там, если вы используете правильный лосьон, говорите нужные фразы, то можете получить хороший секс... И многие, я думаю, выросли с определёнными представлениями, что есть правильные и не правильные способы «заниматься сексом».

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

Сцены секса из Fahrenheit можно пройти и даже «выиграть».

Лемарчанд известен тем, что сказал как-то обращаясь к слушателям в Игровом Центре Нью-Йоркского Университета, о том что создатели игр слишком напирают на показуху и недостаточно раскрываются перед игроками. Сейчас его воодушевляет то, что игры идут к тому, чтобы сам процесс игры был наградой. «Наше место в истории было связано с играми, где только выигрывают/проигрывают, или побеждают других игроков. Я рад видеть, что сегодня наблюдается сдвиг от простого победа/поражение к системам и процессам, которые включают играбельность в самых разных видах. И чем больше будет этот сдвиг, тем с большим оптимизмом я буду смотреть на реализацию этой концепции в теме сексуальности. За годы, которые я пытался понять секс и его значение для людей, я пришёл к пониманию, что в сексе важны не только обход препятствий и достижение цели. Игра важна сама по себе.»

Тем не менее, Лемарчанд сейчас размышляет и о том, как сложно сейчас моделировать человеческие взаимоотношения. «Последние несколько лет развития игр наметился явный переход к образному изображению квази-реалистичных и стилизованных реалистичных сцен... Очень сложно при помощи компьютерной графики заставить персонажей правильно проявлять эмоции. Изображение человеческого тела и человеческих эмоций, со всеми нюансами и во всей полноте — ведь это нужно и для хорошего изображения сексуальных сцен — представляет одну из самых сложных проблем в изображении секса в играх. В том же Uncharted для нас было мучением заставить персонажей хотя бы поцеловаться так как надо,» объясняет он. И добавляет, что команда разработчиков поэтому и решила не изображать сцены секса в игре графически.

Дополнение
Это же мнение разделяет и Клифф Блезински — бывший дизайн-директор Epic Games. «Возьмите хотя бы Mass Effect. Фантастическая серия, и я не раз её хвалил. Но когда персонажи взаимодействуют во время секс-сцен, это выглядит, как два ряженных манекена трутся друг о дружку. Я считаю, что главное - это намёки на секс, вначале надо его только подразумевать, и только потом думать о том как сделать Hot Coffee полноценной игрой.

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

«два ряженных манекена трутся друг о дружку,» - как говорит Клифф Блезински

Однако это не единственная точка зрения. Мартин Холлис, дизайнер-ветеран работавший над самыми разными играми от GoldenEye 007 до Bonsai Barber, как раз готовит игру о любви для GameCity Festival 2013. И он не уверен, что только проблемы с механикой заставляют проекты с большими бюджетами избегать сексуальных тем.

«В чисто теоретическом смысле, проблемы здесь никакой нет,» объясняет Холлис. «Есть много успешных игр, где процесс однообразен и построен на повторении одних и тех же действий. Так вот, секс тоже... однообразным его конечно называть не правильно, но что касается повторения, ну вы в общем поняли. Учитывая, в скольких играх и развлечениях близких к ним имеются циклы самых разных уровней, глупо говорить, что эта среда не сочетается с сексом. Если уж говорить на чистоту, то игры, музыка и танец и секс, связаны на самом глубоком уровне вещью, которую (пусть и в некоторой степени условно) можно назвать «ритмом». Другое дело, что на протяжении 6000 лет основой игр были соревнование, конфликт или война. С имеющейся у нас историей игр крайне сложно разрабатывать (другие) направления, механики и системы, так что уже разработка абстрактной механики игры, связанной с сексом, является движением против течения. Даже концепция романтической игры может встретить непонимание со стороны среднестатистического западного игрока, знакомого только с попсовыми западными играми.»

Таким образом сама история игр давит на игровых дизайнеров: уже сам факт, что нет известных случаев, когда открыто-сексуальный интерактив был прибыльным или успешным — уже препятствие. А ведь нужно ещё чтобы этот интерактив органично сочетался с остальной игрой. Многие давно жалуются, что разработчики высокобюджетных проектов с крайней неохотой отказываются от привычных механик. И в результате, как пишет в своём блоге дизайнер Мэтью Бёрнс «Как только действия [вроде отстрела чужих или битья морд] пытаются завернуть в «хорошую историю», которая не связана с игровой механикой, в тот же момент о «хорошей истории» можно забыть.»

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

«Глупо утверждать, что игры принципиально не совместимы с сексом,» говорит Мартин Холлис

Может именно поэтому сцены секса в Mass Effect, God of War и даже Grand Theft Auto смотрятся как едва проработанные случайные эпизоды? Мы действительно не можем обратиться к сексу из-за устаревшего языка игровой механики? И в будущем секс так и будет изображаться непристойными шутками, как в LSL или пикантным подтекстом, как в Vampire: The Masquerade – Bloodlines?

А вот представьте, что было бы, если бы разработчики потратили годы совершенствования технологий не на более реалистичное изображение насилия, а на вызов у игроков более глубокого эмоционального отклика и создание более правдоподобного взаимодействия персонажей (в том числе и сексуального).

Awkward Sex — игра, в которой есть два человеческих тела, положение которых можно менять перетаскивая их курсором. По замыслу инди-разработчика Пиетро Ривы (который как раз и занимается сейчас разработкой этой игры на движке Unity) цель игрока, как и следует из названия, заставить тела соприкасаться соответствующим образом, но сделать это не так то просто. Чтобы расположить двух гуманоидов так, чтобы они касались друг друга как надо, в игре требуется много времени и задача кажется почти невыполнимой. Но представьте, что если бы это был лишь первый шаг, который был освоен несколько лет назад — насколько далеко вперёд могли бы уйти игры в теме сексуального контакта?

Впрочем не всё потеряно. Японские игры всегда принимали секс и в процесс игры и в тему сюжета, хотя конечно реалистичный подход к сексу, как значимому взаимодействию двух персонажей встречается там не часто, 3D — редкость, а в некоторые игры вообще можно обвинить в женоненавистничестве. Нет недостатка в дискуссиях о сексе и среди инди. Уже упомянутая Анна Антропи периодически делает игры на данную тему, где за отсутствием гипер-реалистичной графики скрывается интересный взгляд на понимание связанных с сексом вещей. Её игра MindFuck на первый взгляд не имеющая ничего общего с темой секса — два игрока соревнуются в том, кто быстрее нажмёт кнопку — но на самом деле она требует хорошего, можно сказать интимного знания психологии своего соперника.

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

Anna Anthropy’s Mind Fuck

В её же текстовой адвенчуре Anthropy’s Sex Cops, угнетающие ограничения возможностей повествования, действуют словно властная госпожа в вашем эротическом приключении. Аналогичное решение использовал разработчик Порпинтайн, в чьей игре Cyberqueen над игроком надругается суперкомпьютер напоминающий SHODAN из System Shock. Если сравнить это с тем, что говорили Лемарчанд и Блезински, то получается, что высокобюджетные игры в первую очередь ущербны именно из-за того, что полагаются на навороченную 3D графику — которая не в состоянии отразить все нюансы такой сложной вещи как секс не вызвав смеха.

Но что именно позволяет независимым разработчикам исследовать проблему более свободно? Вот Mass Effect и другие игры Дэвида Гайдера явно имели успех, почему же большие проекты не могут пойти дальше? Понятно, что есть причина. Консервативное отношение в западной культуре, в особенности в США и Австралии ограничивают способы, которыми подобный контент может изображаться в играх.

«Это табу — секс в консольных играх, и политически и коммерчески, подвергается более строгой цензуре, нежели, скажем мужская обнажёнка или убийство людей,» говорит Холлис. В первую очередь он вспоминает скандал вокруг мода «Hot Coffee», который Патрик Вилдеборг сделал для Grand Theft Auto: San Andreas. Этот мод давал игрокам доступ к сексу — мини-игре, которая существовала в материалах GTA:SA. Хотя без мода контент был недоступен, ESRB сменила рейтинг игры в США с «Mature» на «Adults Only 18+», из-за чего многие магазины отказались её продавать.

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

Из-за скандала с Hot Coffee Grand Theft Auto: San Andreas убрали из продажи и сменили возрастной рейтинг в США

Этот эпизод сильно сказался на прибыли издателя, а заодно стал и своего рода предупредительным выстрелом для других разработчиков игр. Но, конечно, разработчикам, которые распространяют игры бесплатно (как Антропи и Порпентайн) опасаться нечего. «Короче говоря, мои игры делаются так, как я считаю нужным, потому что делаю я их сам, за свой счёт и бесплатно, и без всяких компромиссов,» говорит Порпентайн. «[Большинство коммерческих игр] концентрируются на реалистичной графике и отказываются экспериментировать со стилизацией, которая могла бы вызывать более сильные эмоции и возбуждение. Они полагаются на жёсткую структуру и древнюю механику, вместо того, чтобы разрабатывать управление, которое могло бы органично передать необходимый опыт. Понимаете, стилизация всегда присутствует в искусстве, но [ААА-проекты] всегда сосредоточены на реализме, как некоторые богачи, которые ценят только высоко реалистичные картины с детальным освещением.

Холлис называет коммерческую и политическую цензуру одной из главных причин того, что большие студии избегают темы секса. «После неуклюжего и случайного выброса Rockstar Games и наказания Take-Two, ничего от консольный игр ждать не приходится именно из-за самоцензуры,» говорит он. «Случай с Hot Coffee показал, как слитые воедино консервативная Америка, Австралия, и как только и ждущие возможности выступить политики могут дать пинка издателю, который только подумает что-то нехорошее. Некоторые говорят, что скандальная популярность — тоже популярность, но скандальное изъятие из продажи — это совсем другое. Как я понимаю, 17-летнему подростку можно совершать виртуальные убийства, но никакого секса ему не полагается, так что ему нельзя ничего узнавать о сексе из интерактивных развлечений. Заниматься сексом — это не правильно и не законно, а вот массовые убийства по крайней мере в играх — это пожалуста.»

«Когда мне было 12 я спокойно мог смотреть «Робота-полицейского» или «Хищника»,» говорит Блезински, « но стоило появиться на экране женской груди и моя мама набрасывала мне на голову платок или куртку. Наверное это объясняет мои взрослые проблемы. У американцев довольно странные представления о сексе и насилии и этот небольшой пример замечательно их иллюстрирует.» Блезински считает, что некоторые коммерческие игры всё-же могут обратиться к различным способам взаимодействия людей, он просто не уверен, насколько хорошо у них это получится.

«Я всё-же надеюсь, что мы сможем когда нибудь увидим проекты, в которых будут показаны человеческие отношения со всеми нюансами и секс — каким сложным и в то же время прекрасным он может быть,» говорит он. « У меня предчувствие, что Oculus Rift может очень помочь в связи со многими аспектами погружения в сексуальный опыт. Что касается нюансов, стимуляции и изображения — когда-нибудь связанным с ними проблемам тоже дадут бой.»

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

Wicked Paradise, «первая эротическая приключенческая игра в виртуальной реальности»

В прочем кое-кто ведёт этот бой уже сейчас. Джероен Ван ден Бош собрал в свою команду ветеранов ААА-лиги, работавших над Rage, серией Call of Duty, Lost Planet, Madded и PlanetSide 2, и сейчас они находятся на ранней стадии разработки «первой эротической приключенческой игры в виртуальной реальности», которая будет работать на основе Oculus Rift. Хотя Ван ден Бош говорит, что вначале планируется сделать игру для традиционно-мужской аудитории, но потом постепенно будет добавляться контент и для других ориентаций. Набор виртуальной реальности предложит более глубокое погружение и позволит освоить новые ощущения, помимо стандартного фана от смертоубийства. Уже ведь давно говорят о том, как технология должна помогать людям с ограниченными возможностями испытывать то, что им недоступно в реальной жизни.

На вопрос о том, не связана ли разработка подобного аттракциона с риском, с которым связана разработка любой игры с эро-контентом, он отвечает: «Я думаю, что большая часть индустрии пришла к тому, что всегда выбирается безопасный путь и изначальные формулы успеха год за годом перебираются и используются заново. Я ещё помню начало своей карьеры, когда было больше простора для творчества. Тогда было место для уникальных игр вроде Massiah, Magic Carpet или Little Big Adventure. Но постепенно большинство ААА-студий сместились в пользу игр одного стиля, когда каждый год мы видим просто улучшенную версию одной и той же игры. Большинство по настоящему креативных игр сейчас живут в инди-секторе. А у тамошних студий нет всех тех ресурсов, что есть у больших команд. Особые риски у такого проекта как наш конечно есть, но я не собираюсь избегать риска. Нужно просто иметь убеждения, ради которых вести работу.»

Для Ван дер Боша сложная 3D технология — полезный инструмент, а не ограничитель. Команда прилагает много усилий, чтобы тела взаимодействовали как надо. «Это сложно, но не невозможно. В Mirror's Edge, например, у игрока было виртуальное тело и разработчики проделали великолепную работу по созданию правдоподобного аватара. В конце концов всё упирается в достаточно талантливых художников и аниматоров, которые бы умели работать в 3D и при этом разбирались в человеческой анатомии и как эту анатомию перевести в виртуальную реальность. Кроме того, в основе своей, мы используем технологии захвата движения, те же что используются в ААА-шутерах — с точки зрения чистой технологии здесь нет абсолютно никакой разницы.»

В ААА секса нет
Обо всем - В ААА секса нетВ ААА секса нет

Wicked Paradise использует «технологии захвата движения, те же что используются в ААА-шутерах»

Но не переоценивает ли он тот объём работ, который придётся проделать, чтобы взаимодействие тел выглядело натуральным? Ван ден Бош согласен, что его работа была бы значительно легче, если бы за годы своего развития игровая индустрия совершенствовала механику любви, вместо механики насилия. «Я всегда поражался тому, что «нормальным» считалось сносить людям головы. Но при этом стоило изобразить в игре человеческие чувства — связанные с сексом или просто с романтическими отношениями, и уже начинаются споры и разногласия. Для меня в этом нет смысла. К счастью сейчас это довольно быстро меняется, так что мы увидим это не только в играх. В той же «Игре Престолов» есть и богатая сюжетная линия и немало секса. У них это окупилось.»

То есть это уже видеоигровое порно? К этому всё идёт? «Ничего подобного, у нас не порно.» подчёркивает Бош. «В отличие от порно в Wicked Paradise игрок не пассивен. Он не просто смотрит на то, что происходит на экране, а переживает происходящее, будучи погружённым в интерактивную виртуальную реальность. Это большая разница. Кроме того мы сейчас работаем с писателем, известным своими эротическими новеллами, чтобы создать богатую и развитую сюжетную линию.»

Нужна ли нам вообще «богатая и развитая сюжетная линия» чтобы оправдать наш интерес к сексу? Может ли сам по себе секс быть способом самовыражения? Благодаря играм, которые дарят нам бесстрашные инди-разработчики, у нас уже есть примеры того, что можно относиться к сексу, как к имеющему множество нюансов выражению человеческого статуса, и они ждут только того, чтобы основная культура отбросила свою ложную скромность.

Возможно действительно стоит отказаться от реалистичной графики, раз это вызывает столько сложностей. Стоит сосредоточиться на персонажах, на различных способах того, как этих персонажей можно мотивировать или ещё как либо влиять на них при помощи секса — это вполне сможет способствовать более широкому охвату играющей публики. Игры в частности могут стать идеальной средой для исследования таких связанных с темой вопросов, как согласие — что это и что оно значит для людей. Если идти в этом направлении, то пожалуй мы бы могли в конце концов прийти к более продуманному и даже более уважительному отношению, и к сексу и к его участникам.

Ваше отношение к сексу и эротике в играх
Минимальный уровень для голосования - 1
Чем больше, тем лучше
28.1%
  
Допустимо, но в определённых рамках (укажите рамки в комментариях)
10.7%
  
Я не против секса, лишь бы разработчики думали не только о нём
71.1%
  
Надо запретить в играх вообще всё аморальное
2.5%
  
Секс должен быть в реале, а не на экране
9.1%
  
Играл, но осуждаю
2.5%
  
314
Еще в блоге
Интересное на Gamer.ru

52 комментария к «В ААА секса нет»

    Загружается
Чат