Приветствуем, геймер! Ты можешь или
16+
Madness_630

Плюсатор Surt 56

169

"Господь с Механиками", Энди Чемберс

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

Господь с Механиками

Энди Чемберс

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

Рев двигателей сливался с завыванием ветра в ужасающее крещендо рока. Летящие с бешеной скоростью частицы слюды скользили по корпусу корабля, словно костяные пальцы, пока тот несся на гребне бури, дрожа и рывками валясь вниз, во время борьбы пилота с управлением. В суматохе, Лэкий Дэнзегер, техножрец, Обещанный в Жертву, посвященный Марса, адепт культа Механики, пытался вскрыть череп отказывающего пилота и ругался себе под нос, ища нужный инструмент для работы.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

- Твою ж мать! Осил, мальчик мой, найди-ка мне автоматическое сцепление. Мне оно тут понадобится, если я смогу открыть эти чертовы защелки. Глянь в холле.

Он пытался говорить спокойно, чтобы не напугать послушника, но Осил был бледен, когда качнул своим капюшоном и вышел через ржавый люк в переборке.

Трещащий высотомер корабля показывал, что они находятся на высоте семи километров над поверхностью планеты. Потеряли управление они уже двенадцать километров назад. Когда Лэкий повернулся к украшенной рунами ширме, за которой находился пилот, очередной рывок впечатал в нее его бритый череп, запустив недавно освященную программу памяти, касавшуюся их слишком быстро приближающегося пункта назначения. Она отвлекала его, проносясь в правом зрительном элементе, пока он пытался сосредоточиться на починке духа навигатора.

НАОГЕДДОН —МЕРТВАЯ ПЛАНЕТА.

Сильный удар бронированным лбом Лэкия о панель частично освободил заржавевшие винты. Прошептав молитву о прощении уже побеспокоенного духа механизма, он приступил к работе, аккуратно удалив ширму, бормоча слова ритуала освобождения и удостоверясь, что он повернул ключи в нужных направлениях. В его правом глазу появилось прозрачное изображение коричневого шара. Под ним поплыли красные строчки текста.

Орбитальное расстояние: 0,78.

Экваториальный диаметр: 9,749 км.

Период вращения: 34,6 часа.

Наклон оси: 0,00.

Как он и опасался, порвалось соединение между пророческим шипом и камнем-пилотом, из-за чего пилот перестал видеть маяк. Он проверил высотомер перед тем как начать ритуал удаления обгорелых остатков соединения. Менее двух километров воющего ветра лежало под их трясущимся корпусом.

Погодные условия: песчаные бури.

- Осил! Мальчик мой, где там соединение?

- Здесь, отче. Первое было бракованным, так что мне пришлось вернуться за новым.

Осадков нет. Скорость ветра: постоянная 24 км/ч, пиковая — 76 км/ч.

Лэкий молча взял моток автопластика, но мысленно вознес хвалу Омниссии, что парень был достаточно внимателен, чтобы заметить разницу. В нынешних обстоятельствах, обычно простительный грех невнимательности мог иметь роковые последствия. Лэкий глубоко вздохнул, чтобы успокоиться перед началом ритуала установки.

Жизнь: нет.

Аборигены: нет.

Приезжие: нет.

До падения на скалы оставалось меньше пяти километров пути. Его серво-рука дрожала, когда он пытался нужное количество раз привернуть крепления соединения. Страшно хотелось просто завершить ритуал и воскресить пилота. Но годы послушания и веры провели его через завершение благословения против неудачи, наложение священной смазки и установку панели на место, прежде чем он начал завершающий ритуал защиты и запечатывания.

Наличие древних технологий: ограниченное количество/чужацкие артефакты/600000000 лет. Класс: Омега

- Отче, я вижу под нами дюны. По-моему, мы разобьемся.

Заметки: Впервые занесена в реестр: 7/243.751.М32, вольным торговцем Зиаталем Парневье. Только наблюдения планеты с орбиты. Присоединена к Империи.

- Машина, я восстанавливаю дух твой! Да вдохнет Бог-Машина недожизнь в вены твои и да сделает Он их рабочими! — Лэкий с силой вдавил руну активации на корпусе пилота и взмолился.

Посадка: 6/832.021.М35. Магос-Исследователь Дюрал Лаванк. Пропал без вести.

Посадка: 7/362.238.М37. Высший магос-Исследователь Холизен Зи. Пропал без вести.

Двигатели корабля победно взревели, заглушив завывания ветра и свист пыли. Лэкий и Осил почувствовали страшную перегрузку, когда неуклюжее судно выровнялось и замедлилось. Лэкий теперь тоже видел дюны через лобовое стекло кабины, но со всеми их струйками несущейся пыли, они казались мелкими по сравнению с плотными рядами черных угловатых монолитов, между которыми пролетал корабль. Осил невольно выдохнул, когда осознал размеры этих строений. Монолиты были размером с гору и сложены из грубого чужацкого камня, уходя за горизонт, словно пила или челюсть хищника.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

Посадка: 6/839.641.М41. Высший магос-Исследователь Рестон Игэль. Исследование поверхности. Обнаружены чужацкие строения.

Корабль сменил курс, направляясь к огромному темному треугольнику, закрывавшему полнеба. Дух-пилот четко следовал к маяку, доставляя их к маленькому пятнышку света в тени монолита. Там находился лагерь Исследователей.

***

Когда они ступили на посадочную площадку под ногами хрустел крупный песок, а холодный резкий ветер швырял его в лицо. Силуэты из плоти вперемешку с металлом катились к ним на бронированных гусеницах: Лэкий и Осил ждали у корабля и не делали резких движений.

- Смотри, Осил: Исследователи раскинули лазерную сеть для защиты лагеря. Как думаешь, насколько мощную?

- На этой стороне лагеря три трансформатора. Если на другой столько же, полагаю, от десяти до двадцати гигаватт, отче.

Силуэты подъехали ближе. Преторы, бионически усиленные воины-сервиторы Бога-Машины. Мертвые лица холодно смотрели на Механиков из массы прицельных механизмов и проводов. На Лэкия и Осила навелись стволы орудий и энергетические трубки. На груди одного из преторов затрещал динамик.

- Опознано два живых организма. Сочтены безвредными. Проследуйте, отче Лэкий и послушник Осил.

Они пошли за двумя тяжелыми сервиторами между низкими строениями, обшитыми заводским бронепластиком, к сферическому главному штабу. Осил указал на строение поменьше со снятой обшивкой, служившее мастерской и освещенное изнутри сварочными дугами и искрами.

- Какие работы здесь проводятся, отче?

Лэкий подавил в себе плохое предчувствие.

- Перезагружают сервиторов, Осил. Очевидно, произошла какая-то авария или сбой, выведший данные машины из строя.

Он воздержался от комментариев по поводу ряда готовых корпусов для техножрецов, чьи живые части годились только для встраивания в новых сервиторов, снаружи мастерской. Здесь уже погибло несколько жрецов.

Преторы завели их в штаб и остались на страже снаружи. Внутри кипела плохо организованная жизнь. С пультов и труб свисали провода, разнообразные устройства бренчали, жужжали и искрили, мигали мониторы и тянулись по ним бесчисленные строчки писаний. Жрец в мантии отделился от группы, собравшейся вокруг центральной кафедры и обратился к Лэкию.

- Адепт Дэнзегер, весть о вашем прибытии была весьма радостной. Я — адепт Ноам, магос-лексмеханик третьего класса. Мне принадлежит честь анализировать и собирать информацию об этой экспедиции.

Ноам был сух и безэмоционален, только отсутствие бионических улучшений и мантия жреца отличали его от сервиторов. За его спиной встало еще двое жрецов. Ноам указал на каждого из них, ровным голосом разъяснив их предназначение.

- Адепт Сантос, мастеровой, отвечает за строения в лагере и их обеспечение.

Тучный мужчина кивнул. Его организм был кардинально перестроен, над плечом нависала вспомогательная серво-рука, а на месте левых руки и глаза находилось скопление диагностических зондов.

- Адепт Борр, рунный жрец, экстраполирование и анализ.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

Борр был тщедушен и выглядел нервным, словно собирался заговорить, когда Ноам прервал его. Ноам и Борр явно не ладили друг с другом. Ноам указал на остальные силуэты в мантиях внутри залы.

- Адепты Ренеллье, Костас и Эдсоу — инженеры, как и вы, они занимаются задачами производства, предсказания и измерений. Адепт Виртинниан не присутствует, занимаясь сейчас сервиторами.

Ренеллье, Костас и Эдсоу мельком глянули на него, когда прозвучали их имена, и небрежно кивнули, прежде чем вернуться к работе.

- Да пребудет с вами благословение Омниссии. — сказал Лэкий. – Полагаю, вы — лидер экспедиции, адепт Ноам?

- Нет, высший магос-Исследователь Рестон Игэль ведет нас. Он вскоре придет.

- А вы можете мне сказать, зачем меня сюда призвали? Я знаю, что это крайне важная разработка: в конце концов, из-за нее я опоздал на собственные похороны.

Если Ноам и понял шутку, он не подал вида, но Борр, прикрывшись рукой, ухмыльнулся.

- Да, вас должны были распылить на молекулы в завершение вашего последнего назначения. Как я понимаю, связанного с Государственными Убийцами. Вы, должно быть, огорчены, что ваши мысли пока не могут соединиться с Богом-Машиной. — ответил Ноам.

- Честно говоря, я убежден, что лучше служу в роли живого существа, нежели собрания воспоминаний и киселя для служителя.

- Логично и очень естественно.

Когда он говорил «естественно», на лице Ноама промелькнуло что-то, похожее на презрение.

- Полагаю, вы никогда не проходили помазание чистой мысли.

- Помазание чистой мысли? Что это, отче? — выпалил Осил, забыв, что его должно быть видно, но не слышно, среди адептов.

Ноам быстро ответил, очевидно, не уязвленный оплошностью послушника.

- Полная переработка мозга дает в итоге полную свободу мысли от соблазнов и отвлечений чувства — желания, страха, наслаждения, скуки и прочего. Это и зовется помазанием чистой мысли.

- Обычная хирургическая процедура для лексмехаников, — сказал Осилу Лэкий, - усиливающая их и без того известные аналитические способности.

…Ценой превращения в бесчувственную машину, добавил он про себя, прежде чем продолжить.

- Работая инженером, я всегда считал грубые чувства наподобие страха и боли полезными стимулами в определенных обстоятельствах.

- Да? — спросил Ноам, заинтересовавшись разговором. – Исследования стрессов-

- Чудесно! Это, должно быть, наш новый спец по крио-сну!

Ноама оборвало вошедшее в залу живое пугало, составленное лишь из рук и ног. Его узкая лисья мордочка, тощая шея и иссушенное тело завершали образ. Он хищно улыбнулся Лэкию.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

- Поскольку вы наконец-то добрались, мы можем продолжать! Чудесно!

Лэкий низко поклонился.

- Магос Игэль, полагаю.

- Точно. Вижу, с остальными вы уже поручкались, а Ноам собирается закатить вам проповедь!

Магос Игэль заговорщицки подмигнул Лэкию, качаясь на каблуках, словно он не мог сдержать возбуждения. Лэкий изумлялся. Он привык к определенной… эксцентричности высших чинов Механиков, особенно среди Исследователей, но Игэль стоял на грани помешательства.

- Вас мне горячо рекомендовали! Очень горячо! Двухвековой опыт!

- Почти пятьдесят лет провел на борту единственного судна, обслуживая единственный саркофаг, магос. Чужацкого производства, смею добавить, и его отказ привел бы к моей немедленной смерти… но я не могу себе представить, чем могу служить вам здесь.

По правде говоря, у Лэкия было сильное и неприятное подозрение, зачем именно крио-сон мог понадобиться этому знаменитому Исследователю, но ему бы хотелось услышать это открыто.

- Не догадываетесь? Спорим, догадываетесь, но все равно хотите услышать? Вы умны! Мне это нравится! — криво усмехнулся Игэль. – Знаете, что это за место? — он взмахнул руками, словно указывая на всю планету.

- Наогеддон… мертвая планета.

- Нет! — Игэль поднял палец, подчеркивая свои слова. – Не мертвая, спящая! Уже шестьсот миллионов лет спящая!

Лэкия начало подташнивать. Игэль слегка успокоился и продолжил.

- Дайте я начну с самого начала. Более шестисот миллионов лет назад по Галактике распространилась новая раса, известная нам как некронтир. То немногое, что нам известно об этих титанах доисторических времен, мы получили с вот таких вот мертвых планет, как эта, разбросанных по окраинам Галактики. На каждой находили точно такие же строения-монолиты, остававшиеся непробиваемыми для любого орудия в распоряжении Человека. Уровень их технологии практически непостижим для нас, и многие Исследователи погибли, завоевывая те частички знания, что мы имеем. Во время моей первой экспедиции на Наогеддон, мы получили определенные сведения и показания, характерные для мертвых планет на внешнем кольце, древних обиталищ некронтир. Это позволило нам с адептом Борром создать устройство… ключ, если позволите, могущий отворить эти строения, не пробуждая их обитателей.

Адепт Борр все больше и больше нервничал, пока магос Игэль говорил, и теперь все-таки встрял в разговор.

- Магос, последняя попытка вызвала увеличение числа нападений-

Ноам быстро оборвал его.

- Адепт Борр, эти данные не были проверены. Адепт Сантос подтвердил, что текущие масштабы угрозы находятся в пределах возможного для наших систем обороны.

- Текущие-то да, но если что-нибудь пойдет не так-

Адепта Сантоса оскорбила критика Борра.

- У нас тут лазерная сеть на пятнадцать гигаватт, двадцать боевых сервиторов и укрепленные бункеры из бронепластика сорокапятисантиметровой толщины и закалки Титана. Что же может пойти настолько не так?

Игэль молча следил за спором с отеческой улыбкой, но теперь снова задвигался.

- А, кстати, полагаю, на нас сейчас нападут. Все по местам!

Желудок Лэкия попытался эвакуироваться через горло. Спустя секунду взвыли сирены.

- Они что, нападают в одно и то же время каждый день?

- Эээ, каждый вечер. Строго говоря.

Лэкий, Осил и Борр направились на обзорный пункт на вершине штаба. Будучи тренированным рунным жрецом, Борр мог на основе разрозненной информации строить верные теории, что для большинства техножрецов было чем-то вроде черной магии. Так что, как сообщил Борр, он занимался наблюдениями за нападавшими, пытался понять их тактику, силы и слабости, чтобы потом модифицировать боевые протоколы Преторов.

- Я думал, уже ночь наступила. — заметил Осил.

- Нет, Осил, здесь всегда так темно из-за пыли в атмосфере, которая отражает большую часть солнечного света в вакуум. — ответил Лэкий. – Адепт Борр, кто на нас нападает? Несмотря на уверения адепта Сантоса, я заметил, что у вас уже были потери.

- Видимо, это машины: скелетообразные гуманоиды, прекрасно вооруженные. Мы не смогли захватить ни одного для изучения, несмотря на усердные попытки.

- И я как-то не заметил среди вас адепта-астропата.

Борр нерешительно покосился на Лэкия. Его татуированное лицо заливал зеленый свет предсказывателей, но Лэкий заметил за болезненной бледностью потаенный страх.

- Адепт Эррей… исчез незадолго до первого нападения. Б-боюсь, магос Игэль недооценивает осложнения на этой площадке. Здесь есть духи машин, что работали непрерывно шестьсот миллионов лет.

Борр продолжил бы, но сирена взвыла тихо, однако настойчиво.

Экран предсказывателя мигнул и вывел сетку с движущимися значками. Борр глянул на нее и сообщил:

- Преторы что-то заметили. В любую секунду нападут. Ага, восемь источников энергии, в шестистах метрах к западу. Скоро будет картинка.

Мигнул еще один экран, отобразив значки. Борр погрузился в работу, забыв про свой страх.

- Еще восемь, шестьсот метров и приближаются с юго-востока. Думаю, пытаются заставить нас рассредоточить огонь… ага, вот и она, третья группа в шестистах к северу, ждут, куда мы пойдем.

Снаружи темное небо превратилось в непроглядную чернильную тьму, которую едва разгоняли мощные дуговые лампы лагеря. Борр забивал в Преторов векторы и координаты для атаки, пока Лэкий и Осил смотрели на экран предсказывателя. Лазерная сеть отображалась как ломаная линия иксов, показывавших расположенные на земле отражатели. С двух сторон приближались красные треугольники, еще группа выжидала. Преторов показывали шестеренки — символ уважения к их беззаветному служению Богу-Машине. Они двигались на юго-запад и вскоре через лазерную сеть состоялся обмен залпами. Маленькие огоньки летали туда-сюда по монитору, словно эхо вспышек, видимых через окна. Сильнее пугали треск и хлопки, как от далекой грозы, катившиеся по лагерю.

Сосредоточенный огонь Преторов подавил группу с юго-запада, красные треугольники быстро потускнели один за другим, некоторые и вовсе исчезли. Только двое Преторов-шестеренок показывали состояние полной неисправности, но, пока Лэкий смотрел на них, один из красных треугольников моментально загорелся ярче, и его выстрел вывел из строя еще одного сервитора. На западе противник подошел к лазерной сети, проходя сквозь нее плотным клином и уничтожая отражатели точными залпами. Вокруг клина наступающих мигали красные линии, когда лучи отражателей сбивались и утечки энергии из лазерной сети хлестали по рядам. Снова и снова иконки тускнели и разгорались, скоро они должны были прорваться. Северная группа двинулась.

- Северная группа на подходе. — сказал Лэкий.

- Вижу.

Большинство Преторов повернулись на запад, оставив нескольких добить покалеченную южную группу.

Искусственная гроза приближалась. Осил больше не смотрел на монитор. Его приковала к месту разворачивающаяся снаружи сцена. Случайные выстрелы залетали в лагерь, разлетаясь на искры или выбивая сверкающие вмятины в бункерах Сантоса. Видны были несколько Преторов, ехавших вдоль сети и стрелявших по кому-то вне поля зрения. Еще несколько ехали со стороны лагеря, окружая продвигавшихся с запада чужаков. Противник был ужасен на вид, блестящие черепа скелетов были довольно ясным символом. Вот идет Смерть, таким было их послание на любом языке, в любое время и для любой расы.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

И это было не самое худшее. Эти предвестники были в каком-то ужасном смысле живы. Каждый был, конечно же, машиной, но машиной яростной и одушевленной, словно идол некоего дикого примитивного бога. Они были не только смертью, но еще и олицетворением жуткой страсти и даже удовольствия от своей работы. Это были самые мерзкие и извращенные духи машины, каких Лэкий когда-либо видел, и какая-то часть его выла от одной лишь мысли об их существовании.

- Отче, — сказал Осил. – Северная группа…

Лэкий не мог отвести глаз от битвы между Преторами и машинами смерти. Энергетическое оружие чужаков пугало своей мощью, его актинические молнии раздирали все, чего касались, на слои, словно жуткое медицинское сканирование, сжатое до удара сердца. Сервиторы-воины вели ответный огонь плазмой и противотанковыми ракетами, по одному уничтожая скелетов, но еще четверо из них были убиты смертельно точным огнем противника.

Борр снова использовал ту же тактику, часть Преторов отделилась и направилась на север. Группа поменьше осталась добивать чужацкие машины, упорно встававшие после попаданий, уничтоживших бы дредноут. Лэкий был рад прекрасно развитым тактическим навыкам Борра. Если бы западная или южная группы не были полностью уничтожены, они, несомненно, вошли бы в лагерь. Проблема была в том, что Преторов, направлявшихся на перехват северной группы, было всего шестеро, и в первое время у них не будет численного преимущества.

- Борр, откалибруйте северный участок сети до максимальной чувствительности. — сказал Лэкий.

- Но отражатели будут постоянно вести огонь, и энергия уйдет в летучую пыль!

- Слюдяную пыль. — уточнил Лэкий.

Борр ухмыльнулся и начал ритуал мольбы.

***

Преторы хорошо сражались на севере. Они использовали бункер, как прикрытие, так что им приходилось сражаться лишь с частью врагов одновременно. Подъехав на громыхающих гусеницах, они дали залп ракетами, разрезавшими темное небо и уничтожившими два механизма, вышедших из-за лазерной сети. Трещащие разряды плазменных зарядов сожгли еще одного, но один из сервиторов был поврежден жаром от перегревшегося плазмомета, смонтированного на плече. Пятеро против пяти. Бункер раздирали на куски, его адамантиевая обшивка горела металлическим пламенем. Он со скрежетом обвалился, и из-за лазерной сети показались еще противники. Преторы потеряли двоих, а противник — только одного. Трое бронированных сервиторов против четверых череполиких убийц. Чужаки ухмыльнулись своим пугающим застывшим оскалом, подходя ближе.

Внезапно лазерная сеть затрещала и разразилась грозой разрядов. Гигаватты энергии уходили в несущиеся частички слюды, рассеивавшей ее во всех направлениях вспышками жара и света, безвредными, но достаточно мощными, чтобы ослепить визоры механических скелетов. Их огонь тут же ослаб, и Преторы воспользовались возможностью спокойно разрядить все орудия, имевшиеся в их распоряжении. В противников понеслись заряды болтеров, ракеты и плазма.

Осил кинулся к монитору. Секунду назад он думал, что ему пришел конец, но вместо этого они одержали победу.

Они одержали победу.

***

Лэкий стоял и смотрел на «ключ» магоса Игэля, пятнадцатиметровый генератор энергетического поля, похожий на огромный и сложный стальной шприц в латунной оправе, направленный на неподатливый черный камень чужацкого строения. Гладкая черная стена уходила вверх на огромную высоту, образуя искусственный горизонт, уходивший в серое небо. Адепт Ренеллье подсоединял провода в нижней части машины-ключа, бормоча катехизисы и смазывая каждое гнездо перед подключением проводов. Ноам стоял неподалеку и о чем-то спорил с Борром. В четырех шагах от него, у пульта управления, стоял сам магос и что-то поправлял. Рядом находились четверо Преторов, вращавших туловищами, сканируя окрестности на предмет угрозы.

Лэкий только что закончил долгие работы по восстановлению Преторов и сервиторов после нападения. Так и не увиденный им адепт Виртинниан, в чьи обязанности это входило, погиб в обрушившемся бункере Сантоса вместе с адептом Эдсоу и шестью сервиторами. Сам Сантос потерял руку, пытаясь справиться с чужацкой реактивировавшейся машиной.

Если чужацкие духи машин и дальше придерживались строгого графика, следующая атака будет через шесть часов. Нехорошая мыслишка об этом постоянно ползала в глубинах разума, а подленький страх рос с каждым часом, с каждой минутой. Он хотел бы отговорить магоса от этой гонки перспективно опасного исследования, но авторитет того на такой экспедиции был неоспорим. Закон Механиков был строг — техножрецы, населявшие целую планету, могли быть пожертвованы в погоне за священным знанием: против культа Механики один человек не стоил ничего. Но они гнались за священным знанием или за чем-то древним и проклятым?

- Все готово? — магос Игэль промурлыкал Ренеллье, кивнувшему в ответ. – Все по местам! Лэкий, будьте рядом и подпевайте литургию включения.

Под аккомпанемент литургии, Игэль подключил несколько проводов, и с генератора полетели искры статики, сопровождаемые нарастающим гудением и запахом озона. Черный камень мерцал, сияя, словно ртуть, и расползаясь от спиральной иглы генератора. Появлялся высокий сужающийся проход с ровными стенами. Камень извивался и скручивался, как живой, перед тем как исчезнуть, словно туман, обнажая вход в коридор. Совершенная чужацкая симметрия нарушалась только головой и плечом Претора, который, видимо, утонул в стене слева — немое свидетельство предыдущих провалившихся попыток пробиться в строение.

Не встревоженный появлением мертвого собрата, первый Претор двинулся по коридору, прорывая темноту своим мощным прожектором. Осил выдохнул: он предполагал, судя по внешним стенам, что внутри будет такой же голый камень. Но свет выхватил из темноты сложные узоры из серебряных нитей, покрывавшие все поверхности: мерцали стены, пол и потолок. Собравшиеся техножрецы пораженно вздохнули. Магос Игэль ухмыльнулся.

- Ну вот! Простенькая поправочка на три градуса и все! Очень, очень впечатляет! Ничего подобного не видел с самых лун Проксима Гидратики! — хихикнул он. Лэкий вздохнул с облегчением — магос явно был себе на уме. Один за другим, протягивая за собой провода и тросы, техножрецы входили в чужацкое строение.

Богато украшенный коридор шел вниз. В дюжине метров от входа была стометровая лестница с высокими ступенями. Преторы попытались спуститься огромными шагами, с трудом ковыляя по ступеням. Медленное продвижение дало Лэкию время исследовать серебряные нити на стенах. Это явно были надписи на каком-то языке. Черточки и завитки выстраивались в строчки, вновь и вновь пересекавшиеся на стенах, полу и потолке и образовывавшие сложный рисунок, рождавший подозрения, что чужацкий язык строился на самом сплетении строк, а не на отдельных словах.

Адепт Ноам принимал данные от труповидного сервитора-сканера, от увеличенных оптических линз которого к гнезду на груди лексмеханика тянулась пуповина. Борр был неподалеку и возился с ручным ауспексом.

- Что-нибудь видно, адепт Борр? — прошептал Лэкий рунному жрецу. Могильная тишина монолита некронтир словно требовала сохранять тишину, будто шум обрушил бы весь его невидимый огромный вес на нахальных гостей.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

По негласной договоренности, никто в группе не нарушал тишину чем-то большим, нежели шепот.

- Нет, я не уверен, что это вообще нужно рассматривать человеческим глазом. Переключите режим зрения для чтения магнитных колебаний и увидите сами.

Лэкий нащупал фокусирующее кольцо на оправе механического глаза и настроил зрение на восприятие электромагнитных частот. Коридор был ими полон, каждый завиток и каждая черточка оказались маленькими источниками энергии, сиявшими магнитной силой. Эффект был головокружительным, словно спуск в водоворот звезд по стеклянному коридору. Через некоторое время Лэкий был вынужден сменить режим зрения.

Спустя час спуска, коридор выровнялся и затем резко повернул направо, уперевшись в ворота из черного металла. Двое ведущих Преторов замерли перед ними, свет их прожекторов тускло отражался в матовой поверхности преграды. На нее были нанесены три геометрических символа: на высоте колен, талии и плеч.

- Следует использовать оружие, магос? — спросил один из Преторов, с готовностью разворачивая свой плазмомет. Магос Игэль покачал головой, подходя к воротам с Ноамом и сервитором-сканером сзади.

- Нет, нет. — пробормотал Игэль. – Я уверен, просто нужно…

Он коснулся поверхности ворот. Лэкий вздрогнул, почуяв какую-то древнюю ловушку некронтир. Ничего не произошло.

- …понять, как работать с этими символами.

После слов Игэля наступило молчание. Ноам начал анализировать символы, сопоставляя их с уже имевшимися в его полумеханическом мозгу.

Лэкий тихо выдохнул, первый раз с тех пор, как он услышал новый звук — низкое гудение, быстро превратившееся в визг. Звук был жутко схож со звуком заряжающегося орудия, с набирающими мощь накопителями, готовящегося дать оглушительный залп. У Лэкия встали дыбом волосы на загривке. Символы теперь сияли собственным светом: их призрачные энергетические нити можно было потрогать. Преторы тоже это почувствовали и встали в оборонительную позицию, подготавливая и заряжая свое оружие со свистом механизмов и подвыванием накопителей.

Лэкий почувствовал укол паники, словно он стоял под огромным прессом, готовым обрушиться в любой момент. Он хотел броситься назад по коридору, но дорогу загораживали два Претора. Они водили по сторонам своими мрачными глазами-прицелами, высматривая врага. Один из них развернулся, засек своего товарища, и рубиновый глаз сжался до точки, зафиксировав цель. Плазмомет Претора с треском набрал заряд, сжатую молнию, уничтожавшую все в радиусе нескольких метров от места попадания.

Осил дрожал от страха. Лэкий выкрикивал командный догмат.

- Преторы! Главная голосовая команда! Господь супротив убийства!

Плазмомет изверг обжигающую вспышку и раскат грома, разорвавшие другого Претора на добела раскаленные куски, летящие по коридору. Осил храбро оттолкнул Лэкия и тем самым спас старого инженера от пламенной гибели. С другого конца коридора раздались крики и рев, когда туда добралась волна жара. Стоявший рядом Претор развернулся и наставил плазмомет на Лэкия и Осила, сверкая глазом с единственной читавшейся мыслью — стремлением уничтожать.

- Отлучен будь от Блага! — хрипло крикнул Лэкий. – Вырубайся!

Претор обмяк, как марионетка с оборванными нитями, и кризис закончился так же резко, как и начался. Словно занавес, упала зловещая тишина, нарушаемая только треском огоньков, шипением остывающего металла и стонами корчащегося на скользких от крови плитах Осила. Когда он спасал Лэкия, ему в бок вонзились металлические осколки. Слава Омниссии, раны были неглубокими, и адепт Борр быстро закрыл их плотеплавом.

Адепту Ренеллье повезло меньше: дымящийся кусок обшивки ударил его в горло, почти отрезав голову. От останков двух Преторов у ворот поднимался дым. Сервитора Ноама уничтожил их огонь, но магос Игэль и лексмеханик были невредимы.

- Сложный образчик фэрского поля. — спокойно пояснил Ноам. – Отключилось, когда я закончил открывать ворота.

Фэрское поле воздействовало на мозг напрямую, вызывая, помимо прочего, сильные припадки страха. Лэкию показалось, что лексмеханик говорил чуточку самодовольно. Чистая мысль, ага.

За воротами продолжался коридор. Несмотря на помощь, оказанную Борром, Осил был тяжело ранен, и Лэкий провел ритуал перезагрузки единственного выжившего Претора, чтобы донести послушника до поверхности. Осил слабо возражал, но Лэкий шепнул ему пару слов, прежде чем отправить наверх. Молодой послушник выглядел совсем как дитя, цепляясь за Претора, и Лэкий помолился, чтобы в темноте обратного пути их не ждала засада. Ему казалось опасным продолжать продвижение теперь, когда в группе остались только техножрецы, но магос настаивал, убежденный, что они находятся на пороге открытия.

***

Открытие Игэля оказалось лабиринтом. Коридор закончился развилкой, а потом еще одной и еще одной, став сетью коридоров. Различные проходы вели вверх и вниз, некоторые сужались до щелей, в которые не пролез бы даже сервомат. После трех поворотов Лэкий почувствовал себя потерявшимся. Иероглифы-указатели на стенах показывали другие коридоры вне поля зрения, другие лабиринты, повороты, тупики, зависевшие от текущего поворота коридора. По кодексу Механиков, фэрские ворота уже были бы предметом многомесячного изучения, прежде чем кто-то продвинулся бы дальше. Переплетения чужацкого лабиринта стали бы делом жизни многих геометров и нумерологов.

Магос Игэль, однако, медлить был не намерен и приказал Ноаму и Борру рассчитать путь. Вся мощь аналитических способностей адепта Ноама была направлена на создание точной карты пересекающихся коридоров лабиринта, через которые шла группа, с использованием прямого наблюдения, фазного сканирования, измерения микродавления и тактильных наблюдений. Адепт Борр использовал свой талант строить догадки и интуицию, чтобы понять принцип построения лабиринта и вычислить тип чужацкой логики, дабы провести их к выходу.

Лэкий был вынужден заниматься работой сервитора, протягивая кабель и расставляя на поворотах отметки, чтобы Ноам мог учесть их в своих построениях.

Оставалось меньше тысячи метров пятикилометрового кабеля, когда они нашли следующие ворота, хотя слово не в полной мере могло передать вид огромнейших металлических плит перед ними.

Сверкающий и покрытый причудливой резьбой металл уходил вверх, в темноту, дальше, чем доставал свет их фонарей. Коридор разделялся надвое, идя вдоль внутренней стены, но был маленький зал, который и заняли четверо Исследователей. Они казались карликами рядом с препятствием, столь незначительными, что открыть ворота непременно значило встретить свою судьбу в руках чего-то древнего и ужасного. Адепт Ноам, даже не вздрогнув, шагнул к воротам, чтобы расшифровать иероглифы-затворы.

У Лэкия пересохло в горле, когда адепт начал работать с первым иероглифом. Он оглянулся, уверенный, что слышал топочущий звук. Мерцающие серебряные нити резали глаза, как механический, так и органический. Ему потребовалась лишняя секунда, чтобы понять, что вокруг них двигались тени. Поблескивающие серебром тени.

- Сзади! — крикнул Лэкий и вскинул личное оружие, древний и прекрасно сработанный лазер Ортизиана Аркенесского, за духом которого он тщательно присматривал. Его злой красный огонь был смертелен и точен: он выстрелил в силуэт, тут же разлетевшийся на атомы в яркой вспышке. Остальные ползли на тонких ножках и прыгали вперед, заполонив коридор, словно рой металлических насекомых.

Каждый был размером с человеческое туловище, сплюснут с боков, как скарабей, и оснащен зловеще выглядящими крючьями и когтями. Они были быстры, но так агрессивны, что мешали друг другу, толкаясь и перелезая через впередстоящих. Рев болтера Борра присоединился к свисту лазера Лэкия. Их огонь срезал еще троих стальных скарабеев. Тем не менее, Лэкию и Борру пришлось отступить к воротам, чтобы держать все прибывающих противников на расстоянии.

- Не подпускайте их! — крикнул Игэль. – Ноам почти закончил!

Они уже практически прижались спинами к воротам. Лэкий сосредоточился на выцеливании и уничтожении механизмов-скарабеев, его лазер плясал с одного на другого. Но они неуклонно приближались. Один из скарабеев проскочил под двумя разрезаемыми товарищами и бросился вперед, пока техножрецы не проморгались после вспышек. Дергающиеся когти машины вырвали болтер Борра из его рук, прежде чем она пролетела по инерции над головой Лэкия, врезавшись в стену и снова нацелившись на жрецов. Лэкий обернулся и увидел, как она забралась на спину адепта Ноама, когда он заканчивал с последним знаком. Острые крючья вонзились в лексмеханика, когда створки ворот начали медленно открываться.

- Может кто-нибудь это снять? — холодно спросил Ноам, словно бы его оса в погожий день беспокоила. – Я-

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

Скарабей взорвался маленькой звездой, и адепта Ноама не стало, его пожрал актинический огненный шар, сбивший Лэкия с ног. Он покатился по земле, ослепленный лиловыми вспышками и оглушенный грохотом взрыва. Он ожидал, что на него приземлится всем весом одна из машин.

***

Осил был пристегнут к операционному столу стальными оковами, а руки авто-хирурга осторожно разрезали его кожу, вытаскивая металлические осколки и сшивая края рваных ран. Его тело онемело от наркоза, но мысли бежали. Отче Лэкий приказал ему подготовить их священный груз к открытию. Такое опасное мероприятие обычно проводилось по команде от Адептов Земли на далекой Земле.

Начинать процедуру освобождения живого оружия, содержавшегося в крио-сне на корабле, без кодов запуска было эквивалентно самоубийству. Если саркофаг убийцы открывали без подготовительных заклятий и указаний на цель, он убивал всех на своем пути, пока не умирал сам.

Отче Лэкий, подумал он, должно быть, убежден, что дела идут очень, очень, очень плохо.

***

Лэкий вздрогнул, когда кто-то схватил его за плечо и потащил назад. Он понял, что его пытались спасти, и начал помогать, отталкиваясь от пола ногами.

Секунду спустя, Лэкий достаточно проморгался, чтобы увидеть, что он за воротами, и что они закрываются. Темная щель коридора снаружи быстро сужалась. Он поднял лазер дрожащей рукой, но ни один скарабей не протиснулся через щель прежде, чем она закрылась.

- Чудесно! Они там, а мы-то — здесь. — раздался над ухом Лэкия комментарий магоса Игэля.

Он поднялся так быстро, как только мог, со страхом оглядываясь по сторонам. Игэль стоял рядом, и за ним в полном своем великолепии была зала, в которую они ворвались. Огромные тонкие контрфорсы спускались по каждой стене, а пол шел с небольшим уклоном вниз. Холодные столпы зеленоватого света тянулись от невидимой крыши, освещая ряды высоких блоков, покрытых чужацкими письменами. Воздух был прохладен, а тишина лабиринта уступила место нежному шепоту, словно от далекого прибоя.

- Где адепт Борр? — обвиняюще вопросил Лэкий. Игэль отвернулся, осматривая громадную залу.

- К сожалению, ворота пришлось закрыть, а то скарабеи нас бы всех убили. — Игэль, казалось, сожалел вполне искренне. Он даже не мог посмотреть в глаза Лэкию.

- Вы просто его там оставили! — злоба Лэкия даже ему самому показалась бессмысленной. Молодой рунный жрец был мертв и обвинения его не вернут. Они попали в ловушку посередине монолита, в сердце древнего строения. Ученый-Механик в нем уже изучал залу, слишком восторженный хранилищем чужацкого археотеха, чтобы думать об уплаченной за него цене. Ряды блоков высотой с человека казались знакомыми, что-то в них… понимание пришло вместе с оттенком страха.

- Это крио-сонные установки. — прошептал он. Расчетные приборы в его механическом глазу примерно подсчитали, кто в зале находилось около миллиона их.

- Ну вот потому я вас сюда и вызвал. Похоже на крио-зал судна Убийц, на котором вы прибыли, хм? Самое смачное в центре, это так… слуги. Идем и глянем на то, чего никто не видел шестьсот миллионов лет.

Игэль пошел по зале, следом за ним молча шел Лэкий. Они миновали блок за блоком, каждый был покрыт инеем от древнего холода. Уклон пола становился все круче и круче, пока им не пришлось спускаться по блокам на четвереньках, пока они не добрались до плоского круглого участка с огромной стазисной гробницей в центре. Это был своего рода саркофаг, увенчанный фигурой своего обитателя. Лэкий ожидал увидеть маску смерти, как у механических воинов, но вместо нее из металла было вылеплено яркое живое существо, прекрасное, но чужое и жестокое. Ряды знаков на крышке сияли внутренним светом, и она была теплой на ощупь.

- Его уже открывали. — сказал Лэкий. – Помогите сдвинуть крышку. Нужно заглянуть внутрь.

Вместе они сумели перевернуть огромную тяжелую крышку, обнажив внутренности саркофага. Он был пуст.

Игэль не казался удивленным; вообще-то, он был рад.

- Чудесно! Как я и надеялся.

Он сунул в саркофаг длинную руку и вытащил серебристый металлический посох.

- Лаконий описал артефакт навроде этого в «Апокрифах Скарроса». Он говорил о символе власти, несомом владыками некронтир, который назывался «посох света». — он держал покрытый резьбой посох обеими руками. На верхушке артефакта вспыхнул яркий голубой огонь. – С этим нам не нужно опасаться обитателей монолита, со временем, может, даже укротим их и подчиним своей воле.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

- А как быть с хозяином саркофага? — спросил Лэкий, занервничав из-за маньяческого блеска в глазе Игэля. – Владыкой и повелителем этого места, у которого мы только что слямзили посох? Боюсь, в нынешних обстоятельствах мы вряд ли переживем нападение, а этот предмет его на нас навлечет. Надо бежать, пока можем.

- Отлично, но посох света может быть ключом к спасению. Безумием было бы оставить его тут.

***

Осил бежал к посадочной площадке, на которой они приземлились. Он сильно колебался,выполнять ли приказ наставника. Имперскими законами и законами Механиков активация одного из смертоносных членов Государственных Убийц без надлежащих полномочий рассматривалась как предательство высшего уровня. Смерть стала бы облегчением после ужасных пыток.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

Но Осил провел почти двадцать земных лет в обществе Лэкия Дэнзегера, изучая ремесло, которым ему предстояло заниматься после того, как отче заберут в Библиотеку Омниссии. Он думал, что проведет остаток жизни на дряхлеющей яхте, поддерживая ее системы и готовя ее груз имперского правосудия к работе. Но это был не тот случай. Лэкий достаточно четко дал понять Осилу, что экспедиция Исследователей была прискорбно неподготовлена к чужацким ужасам Наогеддона. Отче Лэкий боялся худшего, того, что они невольно пробудят нечто столь ужасное, что только адепт храма Уничтожения сможет остановить это. Так что убийцу нужно было подготовить.

***

Магос Игэль уверенно шагал по лабиринту, держа посох словно факел, разгоняя его огнем тени и зажигая иероглифы голубым пламенем. Лэкий нервно шел позади него, подпрыгивая от каждого шороха и тыкая пистолетом в каждый металлический отблеск. Обитатели лабиринта шли за ними по пятам, отступая от света посоха и смыкаясь сзади.

После вечности лабиринта они наконец добрались до первых ворот, где попались в ловушку фэрского поля. Оплавленные обломки Преторов и тело Ренеллье уже исчезли, коридор был абсолютно пуст, за исключением силового кабеля, ведущего в темноту. Магос Игэль хотел остановиться и осмотреться, но Лэкий побоялся нападения при промедлении и поторопил его. Мягкие шаги и шорох от передвижения теперь были позади, но все время очень близко. Когда они начали карабкаться по ступенькам, Лэкий обернулся и увидел десятки огоньков, плавающих во тьме. Они выглядели как голубые огни, холодные и отдаленные, но продвигались вперед по двое, будучи на самом деле визорами машин-убийц.

Холодный тусклый свет снаружи ослеплял по сравнению с темнотой внутри. Края фазового разрыва во внешней стене монолита угрожающе плавились, так что они пробежали мимо вросшего в стену Претора, чтобы побыстрее оказаться на грубом песке. Лэкий перевел дух и поднял глаза на Игэля, что-то поправлявшего в настройках фазового генератора.

- Выключаете его, полагаю. — сказал Лэкий.

- Эээ, немного наоборот: стабилизирую, чтобы можно было снова войти.

- Так и думал. — прокомментировал Лэкий и выстрелил из лазера.

***

Колени Осила подкосились, когда он увидел корабль. Его покрывал движущийся слой машин, их серебристые тела переваливались друг через друга, пока они искали путь внутрь. Судно было оснащено множеством устройств для защиты от проникновения, как очень хорошо было известно Осилу. Если бы машины пробрались внутрь, или, что еще хуже, по-прежнему старались вскрыть корпус, закончилось бы все печально и громко. Он развернулся и заставил себя побрести к штабу.

***

Игэль отпрыгнул с нечеловеческой скоростью. Но Лэкий целился в провода фазового генератора, и рвануло куда зрелищней, чем он надеялся. Машина-ключ взорвалась, а затем сжалась, вокруг нее появился нимб из белого пламени, прежде чем огонь втянуло обратно. По машине пробегали кольца искажения, сжимая ее все сильнее и сильнее и затягивая все поблизости в черную дыру. Игэль держался, но безуспешно пытался не потерять чужацкий посох света, который неумолимо тянуло к разрыву.

- Помоги, Лэкий. Не удержать! — Игэль пытался перекричать вой засасываемого в бездну воздуха. Лэкий молча поднял лазер и выстрелил магосу в лицо. Игэль упал, прижав руки к лицу. Посох втянуло в разрыв, и он взорвался с треском молнии. В воздухе запахло озоном. Лэкий пошел среди отражателей лазерной сети к лагерю, спиной вперед. Он глянул на дисплей своего драгоценного оружия — тот был черен. Последний раз он стрелял полным зарядом, достаточным, чтобы пробить пласталь. Магос Игэль встал.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

- Хоть понимаешь, как трудно было правильно ткань наложить? — негодующе вопросил он, указывая на ту сторону лица, что обжег плавящий сталь лазер. Сожженные ткани обнажили металлические ртутные изгибы, выдававшие нечеловеческую, но знакомую анатомию. Лэкий продолжал отступать, силуэт притворявшейся Игэлем твари стал успокаивающе мелким на фоне черного камня монолита. Двое Преторов, грохоча, подъехали от бункеров, прицеливаясь в Лэкия.

- Опознан один организм. Сочтен безвредным. — выдал один из них.

Тварь-магос был уже у сети. Он внезапно прыгнул, мгновенно покрыв сотню метров до Лэкия и Преторов одним головокружительным скачком.

- Один организм опознан. Сочтен безвредным. — заявил другой Претор.

- Ты, конечно, не думал, что эти жестянки способны меня опознать? — улыбнулся «Игэль». – Я думал, ты поумнее прочих особей своего вида.

У Лэкия пересохло во рту от страха, но он коротко кивнул, прежде чем выкрикнуть «Преторы! Первичная голосовая команда! Надзор!». Преторы моментально навели орудия на чужака, с единственной мыслью в простых мозгах — растереть в порошок первый попавшийся быстро двигающийся объект.

- Забыл, что я чинил сервиторов после битвы? Я позволил себе немного улучшить их командные протоколы. — сказал Лэкий с большей храбростью, чем испытывал на самом деле.

Тварь улыбнулась еще шире и медленно наклонила голову набок. Орудия Преторов тщательно отследили и это мелкое движение.

- Молодец, Лэкий Дэнзегер. Ты и вправду умен. Как ты понял, что я не человек?

Лэкий помедлил. Существо перед ним прямо-таки излучало мощь. Оно сейчас было в его власти, но инстинкт подсказывал, что оно может накинуться на него в любой момент. Механик в нем умолял изучить, что возможно, пока человек вопил «Уничтожь!». Любопытство пересилило самосохранение.

- Я не был уверен, но либо ты был тварью из саркофага, либо безумным Исследователем, намеревавшимся выпустить в мир нечто невообразимое. Когда я это понял, выбор сузился до одного варианта. Как ты заменил Игэля? Он пробудил тебя там?

По спине Лэкия при этом разговоре с тварью бегали мурашки. Наполовину серебристая, наполовину живая ее улыбка стала еще шире.

- А с чего ты взял, что я его вообще заменял? Я был во многих местах с момента пробуждения, да, во многих, так изменившихся с тех пор, когда я последний раз там был.

- Что ты искал? — прошептал Лэкий. Жестокая улыбка твари растянулась от уха до уха.

- В основном, знание. Хотелось знать, как развивалась Галактика: кто выжил после чумы. Ты себе не представляешь, как я удивился, обнаружив ваш род и крорков повсюду. Я видел, как вы, люди, пытаетесь создать империю во имя трупа. Я видел ваши храмы, посвященные машинам. Приятно видеть такой страх и почтение. Вы — прекрасные объекты.

- Значит, ты некронтир. Ты вошел в стазис, чтобы избежать заразы.

- Нет, у вас увечный язык. Чума была не заразой, да и нам повредить не могла, но…

Некронтир запрокинул голову, словно вспоминая старые времена.

- Она убивала всех остальных. — он взглянул на Лэкия. – И я не некрон. Ты путаешь раба с хозяином. Ничего, все поймешь, когда я затащу тебя обратно в монолит.

Он прыгнул. Преторы выстрелили по тощей фигуре лазерами, плазмой и болтерными снарядами. Лэкий тут же ослеп от вспышек и побежал к штабу в надежде найти подмогу. Он обернулся и увидел серебристый силуэт, разрывающий одного из Преторов на куски. Другой боевой сервитор дымился неподалеку. Существо небрежно отбросило кусок корпуса Претора в сторону Лэкия.

- Прости, Лэкий, я не удержался. — крикнуло оно. – Мой вид возвел то, что вы зовете «театр», в ранг высокого искусства до того, как вы вообще появились.

Оно хихикнуло и вернулось к разделыванию сервитора.

***

Лэкий наглухо задраивал входной люк штаба, когда почувствовал за спиной чье-то присутствие. Он развернулся, слишком напуганный и усталый, чтобы драться, но все же желающий увидеть злодея. Он чуть не помер от облегчения, увидев Осила.

- Осил, это-

- Знаю, отче. Я наблюдал через камеру.

- Убийца? — Лэкий вздохнул, опускаясь на землю.

- Я не смог добраться до корабля, он покрыт механическими насекомыми. Боюсь, они запустят протокол самоуничтожения, и довольно скоро. Я поискал что-нибудь для самообороны, но тут только детали, ничего целого.

- Боюсь, эта тварь снаружи и взрыв переживет. Если так, будет лучше-

В дверь что-то врезалось с металлическим скрежетом. Осил и Лэкий вскочили. Раздался второй удар, за ним — третий. После третьего удара в адамантиевой плите титановой закалки появилась вмятина. Повисло молчание.

- Думаю, Осил, надо бы глянуть на детали. — сказал Лэкий, еле держась на ногах. Осил носился вокруг него, успокоившись от того, что решения принимать не ему. Он показал Лэкию подготовленные корпуса и ящики, которые принес.

- Я провел ритуалы подготовки и смазал калибраторы. — с надеждой сообщил Осил. От люка донеслось шипение и посередине его появилась ярко горящая точка.

Лэкий взглянул на кучу разнокалиберных запчастей и отчаялся.

***

Пылающая точка вырезала в люке круг, оставляя за собой расплавленный след. Когда круг был завершен, вырезанный кусок металла звонко упал на пол под своим весом, испуская едкий дым. Через проем внутрь шагнула высокая нечеловеческая фигура.

- Машина, я восстанавливаю дух твой! Да вдохнет Бог-Машина недожизнь в вены твои и да сделает Он их рабочими. — пробормотал Лэкий, едва глянув на существо. Осил же уставился на него, уверенный, что ему конец.

- О, чудесно, вы тут оба. — ухмыльнулась тварь. – Только не говорите, что пытались тут что-то против меня склепать. Со всеми вашими песнопениями и церемониями это бы дни заняло, если не годы!

Снаружи вспыхнуло пламя и, секунду спустя, грянул оглушительный рев. Ударная волна от взрыва плазменного реактора судна Убийц шла следом.

- Не беспокойтесь, я могу вас спасти. — снова ухмыльнулась тварь.

- Обойдемся. — буркнул Лэкий и подключил последний кабель.

"Господь с Механиками", Энди Чемберс
Warhammer 40,000: Dawn of War - "Господь с Механиками", Энди Чемберс"Господь с Механиками", Энди Чемберс

Возник мерцающий купол голубоватого света. Он накрыл шлюз с повелителем некронов в центре, ставшим лишь угольно-черной фигурой на фоне плазменной вспышки за полем. Укрепленный бункер угрожающе дрожал и трясся, но держался, так как уязвимый шлюз был прикрыт самодельным стазисным полем Лэкия. После того, как ударная волна прошла, повисла тишина, которую лишь через некоторое время нарушил Осил.

- Отче, Омниссия не будет зол, что вы так обошлись с множеством духов машины, делая поле?

- Пусть это будет наш секрет, Осил. Господь с Механиками. Император присматривает за нами.






Рассказ из сборника "Let the Galaxy burn!".

Перевод авторский.

Отдельное спасибо Soth за вычитку.

Ждите в ближайшем будущем: "Обычный бизнес" Грэма МакНилла!

169
Еще в блоге
Интересное на Gamer.ru

39 комментариев к «"Господь с Механиками", Энди Чемберс»

    Загружается
Чат