Приветствуем, геймер! Ты можешь или
16+
2012-11-24_00002

Автор Vakha 50

27

Бессонница

Бессонница

«Отбросьте все невозможное, и то, что останется —

будет ответом, каким бы невероятным он ни казался»

© Артур Конан Дойль

Сальвадор Санн тяжело вздохнул и вновь посмотрел на свою ладонь. Даже в самые плохие дни он никогда не давал волю эмоциям, ведь находил их неприемлемыми для дворецкого в восьмом поколении. Да, неприятности случаются, но это не повод марать свой фрак, купленный на деньги щедрого хозяина. Ну а гнев может не только запятнать репутацию, но и явится причиной самого настоящего увольнения с занесением в личное дело дворецкого. Такого Санн допустить никак не мог. Но именно сегодня он готов был сорваться.

Понедельник начинался как всегда хорошо. Сальвадор Санн проснулся, умылся, оделся, выгладил четыре наряда хозяина, господина Скотта, чтобы у того был выбор, что одеть этим днем. Потом он разогрел хозяйскую ванну, начистил хозяйские туфли, разбудил повара, чтобы тот начинал делать завтрак для хозяина, разбудил свинью, из которой повар должен был сделать этот завтрак, разбудил петуха, чтобы хозяин не проспал этот замечательный понедельник.

Но хозяин и не думал просыпаться. Он, пожалуй, вообще ни о чем не думал, так как был мертв уже несколько часов. Сальвадор Санн вначале позавидовал ему, именно так должны умирать хорошие люди и их дворецкие – во сне. Но потом расстроился. Смерть хозяина обязательно попадет в его дело, и прежде чем снова стать чьим-нибудь дворецким, ему придется заниматься чем-нибудь другим. Перспективы расстраивали еще больше.

Потом пришла стража, разбираться что к чему, потом врачеватели, гаруспики, отпевательницы, родственники, зеваки и такое количество народу, будто человек не умер, а отмечает свой день рожденья. От этого Сальвадор Санн вновь расстроился, ведь на его дни рождения никто в таком количестве не придет, да и смерть не вызовет столько эмоций. Отпевательницы проронят отмеренные три слезинки да отправят тело дворецкого в городской ров. Ну а господину Скотту будет полагаться место на городском кладбище, огромный мемориальный камень с родословной и высеченным на нем портретом.

Когда тело унесли, у Сальвадора Санна уже тряслись руки. И вот теперь на пороге его, уже практически бывшего, дома стоял низкорослый и бородатый гость. Ну а в руке Санна почти сразу же появился странного вида белый камень. Гость, меж тем, улыбался сквозь свою бороду. Или ухмылялся. Издевается он что ли?

Но Санн не был бы тем, кто он есть, если бы не вытаскивал из закромов своего сознания железный занавес. Все эмоции остались за ним, зубы перестали скрипеть, сердце перестало биться как после долгого бега. Спокойствие, сказал он себе, только спокойствие. А гостя спросил:

- Чем я могу быть полезен?

- Вы-то? – сказал низкорослых бородач, одетый как оборванец. – Вы-то наверно ничем. Вы-то, вроде бы, живы. Так ведь?

- Насколько я могу судить… - начал было Сальвадор Санн, но гость уже отпихнул его и вошел в дом. – Да, - закончил Санн.

- Ну это же прекрасно, - сказал гость своим хриплым голосом, все еще разглядывая прихожую. - А где труп?

- Тело господина Скотта увезли час назад.

- Оу, - воскликнул бородач и развернулся лицом к дворецкому, - я опоздал? Ну ладно, так даже лучше. Не бегают, эти, как их, стражники, не орут родственники, не ревут плакальщицы. Можно поработать в тишине.

- А вы, собственно, кто такой? – поинтересовался Санн.

- Ну вы уже и так знаете, как меня зовут и род моих занятий. Я здесь чтобы помочь и вам, и себе, и расследованию.

У Санна от такого количества разговоров и событий начала болеть голова. Бородатый коротышка явно был каким-то криминальным элементом и пришел чтобы украсть что-то из вещей богатого покойника. Да и его, Сальвадора Санна, честнейшего дворецкого в восьмом поколении, захотел приплести к этому занятию.

- Мне кажется, вам стоит уйти, - сказал он, как можно более любезно, но настойчиво.

- Уйти? – удивился гость. – Но я только что пришел. Для начала я бы хотел осмотреть место, где он умер. Господин Скотт, вы сказали? Забавное имя. Лесвуд из городской стражи сказал, что он умер во сне в своей спальне.

- Вы знаете капитана стражи?

- Конечно я знаю капитана стражи. А как бы я еще тут очутился? Он всегда говорит мне когда кто-то умирает, чтобы я был тут вовремя. Но сегодня меня что-то долго пучило, поэтому я задержался.

Пока гость рассказывал о том, что он вчера ел и какой это дало результат, Сальвадор Санн погрузился в себя и быстро бледнел. Капитан стражи дает наводки таким типам, чтобы те грабили еще не остывшие тела и дома? И раз гость вот так вот об этом рассказывает, значит он имеет еще более высоких покровителей… Поистине, беззаконие властвует над городом! Таким честным людям как Сальвадор Санн тут не место.

- Эй, - прикрикнул гость, - я спрашиваю где тут спальня?

- Боюсь у меня не хватит сил вам помешать, так что идите прямо по коридору до конца, потом направо и на второй этаж. Третья дверь от лестницы.

- Спасибо, - радостно сказал гость. – Кстати, не пройдете ли со мной? Мне надо узнать не пропало ли что-нибудь ценное.

- А вам не все ли равно? – сквозь зубы спросил Сальвадор Санн. Гость явно не хотел ни с кем делиться будущей добычей.

- Ну, как знать. Не всегда люди умирают по естественным причинам.

- Уж вам ли не знать…

- И то верно, - согласился карлик. – Ну так покажите?

- Я не хочу иметь с вами ничего общего, - попытался спокойно сказать Санн, но голос подвел его и его голос сорвался на совсем не мужественный визг.

- Ладно-ладно, - карлик поднял руки, - не зачем так переживать. Не хотите помогать – не страшно. Пока я работаю вы вполне можете заварить мне ромашковый чай.

Гость явно знал больше, чем показалось Санну поначалу. Он не сказал просто чай, он знал, что они вчера закупили именно ромашковый чай. Это можно было списать на совпадение, но гость перестал казаться Санну таким уж простым вором-мародером.

- Я не собира…, - начал было Санн, но гость его опередил.

- Понял, - сказал он, - понял, не дурак. Сам себе заварю.

Гость развернулся и зашагал туда, где действительно была кухня. Он прошел два пролета и завернул в нее, будто всю жизнь прожил в этом доме. Информаторы у него были отличные, признался Санн. Он не хотел связываться с гостем, но и упускать его из виду никак не мог. Быстрой походкой бывший дворецкий направился следом и застал гостя, мирно наливающего себе свежезаваренный Санном для завтрака чай.

- А скажите мне, дорогой друг, - начал он, - а давно ли господин Скотт прикупил этот замечательный чай?

- Вчера днем, - нехотя ответил Санн.

- А до этого?

- А до этого он предпочитал фруктовый или ягодный. Земляничный, клубничный, балорисовый, а еще..., - Санн вдруг опомнился и вспомнил с кем разговаривает. – А еще это не ваше дело.

- Думаю, мое. Вы не поверите насколько часто мои советы помогают городской страже.

- Простите, «ваши» советы?

- Мои. Стража в этом городе мыслит довольно заурядно. Мой интеллект же выкован в иной кузне.

Так вот оно что, в бывший дом дворецкого заявился самый настоящий криминальный гений. И, быть может даже не за тем чтобы ограбить, а за тем, чтобы подмести следы преступления.

- Скажите честно, - смело сказал Санн, - вы здесь затем, чтобы найти улики преступления?

- Ну да, по-другому никак в моем ремесле, - признался бородач.

- И вам не стыдно признавать это? Не стыдно вот так мне говорить о вашей связи с преступным миром?

- Да, работенка не сахар, - вновь кивнул бородач, громко втянув губами горячий чай. – Но это то, что у меня всегда получалось. Вы вот уже довольно давно дворецкий, не самая приятная работа, но не зря же вы ей посвятили столько времени.

Волосы на голове Санна зашевелились. Коротышка знал про его хозяина, про его дом, и даже про чай, но Санн и не думал, что ему известно про него самого. Да и зачем? Он обычный дворецкий. Мысль посетила его голову не сразу. Он теперь не просто дворецкий, но и свидетель преступления.

- И теперь вы меня убьете, - сказал Санн, даже не вложив в эту фразу вопросительную интонацию

Гость нахмурился и да убрал кружку с чаем ото рта.

- За то, что вы любите свое дело? Довольно странный мотив для убийства, вы не находите? Хотя в моей детективной практике случалось и не такое. Помню был один случай. Воры выносили старый склад пряностей, так откуда не возьмись появился сторож с копьем. Они не хотели его трогать, но он возьми да ляпни «Только через мой труп!» и встал как вкопанный между ними и ящиками. Ну они его и пришибли. Конечно потом позвали меня раскрывать это дело, но оно было скучным, работали дилетанты. Я их нашел по укусам, которые на них оставил сторож. Вот что значить жизнь отдать за профессию.

- Я не понимаю… вы помогли страже?

- Ну да, а я о чем с вам тут уже столько речь веду?

- Вы… детектив?

- А разве моей визитки было недостаточно, чтобы это понять? - возмутился гость.

- Какой еще визитки? – совсем уж растерялся Санн.

- Ну которую я вам дал в самом начале. Вы ее до сих пор держите в руках.

Сальвадор Санн снова посмотрел на свои руки. В одной из них он продолжал держать камень. Камень. Визитка. Мысли завертелись в его голове, а следом пришло и понимание. Санн вспомнил про подгорных низкорослых жителей, которые добывали руду и драгоценности в обмен на поставку еды и чистого пива. У них были странные обычаи, например, выпускной экзамен в их школе сдавали всего по двум предметам: выпивание бочки настойки из мха и метание кирки в яблоко, стоящее на голове товарища. Причем второй экзамен шел сразу после первого, значительно снижая процент выпускников. Еще Санн припомнил, что этот подгорный народец мог в прямом смысле читать камень. Они знали все названия для всего, что могло найтись в земле или горе, они знали откуда и как оно образовывается. Для них камень был открытой книгой, благодаря которой они могли изучать историю. В том числе и свою собственную. Но это все, что Сальвадор Санн знал о них. Итак, камен «равно» визитка? Поистине, странный выдался день. И странный гость посетил его бывший дом.

- Вы… дворф, - припомнил Сальвадор Санн некогда услышанное слово.

- Ну разумеется! А на кого я по-вашему похож?

- Дело в том, что я никогда не видел дворфа, - признался Санн, про себя добавив, что из горожан возможно никто, кроме тех, кто менял у дворфов руду на еду, их никогда не видел и быть может даже не знал про их существование.

- Ну что ж, первый труп, первый дворф, для вас этот день полон открытий, - непринужденно отметил бородач.

- И вы работаете на стражу?

- Не совсем. Я независимый консультант-детектив.

- Вот как.

Сальвадор Санн не мог похвастаться тем, что много знал про эту жизнь, и еще реже встречал необычные вещи. Но в дворфа, который поселился в человеческом городе, работающего на городскую стражу и раскрывающего преступления он поверить никак не мог.

- Угу, - кивнул дворф, - так сказано на моей визитке.

Сальвадор Санн вновь повертел в руках камень.

- Я не считаю, что это можно назвать визитной карточкой, - отметил он.

- Ну а там где я вырос – вполне. Тут вот можно прочитать мое имя, а вот тут чем я занимаюсь, а если перевернуть, то можно узнать, что услуги я предоставляю различные и живут по адресу улица Булочников, дом 2 с половиной.

- С половиной?

- Да, снимаю подвальное помещение. Так дешевле, да и приятней. Люблю, знаете ли, сырость, напоминает о доме.

На этой улице Санн бывал неоднократно, да и дом такой припоминал. Но ничего из того что сказал дворф на камне написано не было. Видимо это и было той самой особенностью этой немногочисленной народности.

- Не могу понять, - со всей учтивостью сказал Санн, - как вас зовут?

Дворф подошел поближе и провел пальцем по камню у Санна в руках и как ребенку по слогам прочитал:

- Ще-лок Гно-мс.

- Очень странное имя.

- Между прочим род Гномсов слишком древний и известен всем дворфам.

- Вам лучше это знать, чем мне.

- Так точно. Но давайте вернемся к нашему делу. Проводите меня в спальню?

- Разумеется, - ответил Санн, в голове перематывая весь предыдущий разговор.

В голове не укладывалось откуда этот странный низкорослый господин столько о нем узнал, едва увидев? Неужели он так хорош, что даже стража пользуется его услугами? Он просто не мог не спросить его.

- Скажите, а как вы узнали, что я уже давно работаю дворецким?

- Все очень просто, - ответил дворф, быстро перебирая ногами, следуя за Санном. – Вы не паникуете, хотя в этом доме сегодня умер человек, что говорит о хорошей выдержке. Ну а то, что вы уже сегодня не работаете на другого хозяина, говорит о преданности человеку, который давно вам платил, и возможно стал частью вашей своеобразной семьи. Вон, повар ваш, уже нанялся к другому богатому господину, когда еще первого не закопали. Настоящие дворецкие остаются со своими господами до конца.

Санн кивнул, удовлетворенный ответом. Быть может коротышка и сможет помочь разобраться, что произошло. Вместе с гостем, дворецкий поднялся на второй этаж и открыл дверь, которая очень траурно скрипнула.

- Вот здесь господин Скотт скончался.

- Большая комната, я бы тут тоже с радостью помер, - без капли учтивости ответил Гномс и зашел в спальню.

Сделав один единственный шаг, Гномс замер.

- А скажите, хорошо ли господин Скотт покушал перед сном? – спросил он.

- Четыре блюда и два стакана козьего молока, - ответил немного ошарашенный вопросом дворецкий.

- И на ночь вы запираете все двери, в том числе кухню и отхожее место?

- Так полагается. Ключи есть только у меня.

- Это хорошо. И еще более хорошие новости для вас. Кажется, вас только что вернули на работу.

Гномс подбежал к окну, локтем распахнул ставни и заорал кому-то внизу:

-Пацан! Эй, пацан! Хочешь серебряный червонец? Беги на кладбище, там будет толпа народу. Так вот пусть не закапывают виновника торжества! Я скоро там буду и все объясню.

Парень что-то крикнул в ответ и Гномс закрыл окно, явно удовлетворенный ответом.

- Я не совсем понимаю…

- Да все просто. Убийства не было.

- Да, мне уже сказали это стражники…

- Но и трупа не было вовсе, - добавил дворф, улыбаясь.

- Как же так? Вот утром я нашел тело...

- А, ну вот тело-то как раз было. Просто оно не было мертвым.

Ничего не понимая, Сальвадор Санн облокотился о дверной косяк. Дворф понял, что теория нуждается в объяснениях и достал из-за пояса длинную курительную трубку.

- Знаете, я в жизни много трупов повидал, - начал он, заполняя трубку сушеными травами, - но ни у одного место смерти не пахло так же хорошо, как это.

Гномс чиркнул камешком, сделал пару посасывающих движений губами, и трубка задымилась, одарив дворецкого приятными экзотическими запахами.

- Будучи мертвым, - продолжил дворф, - тело теряет контроль над всеми мышцами и расслабляется. Кишечник моментально опорожняется, и я вам скажу – запашок тот еще. Будто старое болото затекло в уделанные пеленки младенца. Запах невозможно вывести даже в хорошо проветриваемом помещении, особенно если тело там достаточно полежало. Ну а тут, чистота, пахнет ежевикой и свежим постельным бельем.

- Но господин Скотт не дышал…

- Тоже довольно распространенная ошибка. Он может и дышал, только определить это было сложно. Ваш хозяин, по всей видимости страдал бессонницей, из-за чего вчера набрал себе ромашкового чая. По опыту знаю, любовь к такого рода заварке не появляется сама по себе, она либо есть, либо нету. Поэтому я смею предположить, что вчера господин Скотт испил чая в профилактических успокоительных целях. Дело было так: проворочавшись полночи в постели, господин Скотт спустился на кухню. Он устал, был подавлен и крайне зол из-за недосыпа, поэтому не разглядел, что выпил совсем не ромашковый чай. Когда я посетил кухню, я заметил, что кулек чая только-только был почат и я первый его пью. Однако там же на столе я увидел еще одну кружку. От нее пахло жидкостью для мытья посуды.

- Он перепутал чайники! – дошло до дворецкого.

- В его состоянии не мудрено. Пришел ночью на кухню, не видя схватил первый же попавшийся чайник, изнутри пахло ромашкой. Налил в кружку, выпил, возможно не разобрав вкуса, и пошел себе спать дальше. Надо сказать, что уснул он довольно быстро. Эту жидкость делают из Цукарри, травы с западных гор. Ее соки прекрасно помогают отталкивать жир от посуды, но пить их все-таки не стоит.

- Господин Скотт отравился?

- Да, но не смертельно, как я вижу. Скорее всего трубка в горло и бочонок рвотного зелья помогут его реанимировать. Думаю, время у нас еще есть. Но все же я побегу на кладбище и попытаюсь оказать ему первую помощь.

У Сальвадора Санна не было слов. Удивительная логика этого очень странного гостя переполняла его надеждой, но чем больше он думал о том, что отправил на кладбище живого господина, тем слабее становились его ноги.

- Это потрясающе, - промямлил он. – Как … как вы…невероятно…

- Нет ничего не вероятного в банальной логике, - ухмыльнулся Гномс и сделал еще одну затяжку. - По одному лишь камню можно узнать о существовании горы или шахты, даже если вы не видели первого и понятия не имеете что такое второе. Все наше существование – это цепочка, состоящая из причин и их следствий. Увидев одно звено, можно представить всю эту цепь целиком и судить о всяком другом ее звене так же взвешенно и правдиво, будто трогал его своими руками. Не надо быть гением, чтобы делать выводы из очевидного.

- И вы хотите сказать, что поняли, что человек жив, только зайдя на место его смерти? Что же это за логика такая?

- Индукция, дедукция и абдукция. Ни все ли равно, как она называется, если она работает?

Санн кивнул, ибо больше не мог сказать ни единого слова. Он проводил дворфа до выхода и отправился на кухню, пить ромашковый чай. События этого дня пусть и не изменили мир Сальвадора Санна, но заставили взглянуть на некоторые обычные вещи по-новому. Только когда он сделал последний задумчивый глоток, он понял, что весь ромашковый чай из чайника успел выпить дворф, и то, что пил Санн было далеко не чаем. Пока дворецкого тошнило, он решил переставить злополучный чайник куда-нибудь подальше.

27
Интересное на Gamer.ru

1 комментарий к «Бессонница»

    Загружается
Чат