Приветствуем, геймер! Ты можешь или
16+
Fnv__vault_boy_playing_card_by_e000drayton-d30a96y

Мастер Textoplet 57 *

110

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

После выхода фильма "Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф" имя автора книг, по мотивам которых и продолжились съёмки о Нарнии, наверное обрело свою вторую известность.

По той причине, что я не слишком расположен к жанру фэнтези, спешить на киносеанс тогда не стал. И даже не подумывал вначале читать К. С. Льюиса. Но его заслуги на литературном поприще нашли своего читателя через упоминание другими авторами и читателями. Цитаты из разных книг Льюиса заинтриговали меня, и мной был сперва просмотрен фильм - взял в тогда ещё живом кино-прокате - ознакомился с биографией Льюиса, с интересом для себя узнал о его дружбе с Толкиеном, и взял на заметку список его книг для прочтения.

И вот, после знакомства с его творчеством, Клайв Стейплз встал в один ряд с другими моими любимыми авторами.






Мне подумалось, что Хроники Нарнии достаточно широко известны, другие читатели могут знать и забавный, но очень проницательный/поучительный цикл "Письма Баламута" (представитель редкого ныне эпистолярного жанра), и в конечном счете Льюис известен как популяризатор христианства: начиная от биографической книги "Настигнут радостью", в которой показывает свой приход к вере в сознательном возрасте (как часто пишут, во многом к христианству его подтолкнула дружба с Толкиеном, но это конечно только один из факторов); и заканчивая радио-выступлениями на BBC, по материалам которых были написаны и другие книги.

Поэтому рассказать я решил о может быть не столь известных трёх книгах, собирательно называемых "Космической трилогией", в которую входят:

  • За пределы безмолвной планеты
  • Переландра
  • Мерзейшая мощь






"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

В качестве лирического вступления несколько слов о клубе Инклинги (Inklings англ.), ядро которого составляли Толкиен и Льюис. Труднопереводимое на русский язык название, так как теряются все заложенные в него нюансы. Тут и слово "чернила" (ink), как отражение общих интересов людей, вхожих в этот клуб, и буквальный перевод слова - "намёк", что звучит неопределенно. Можно предположить, что название клуба служит как указание на атмосферу их совместных бесед и философствований, которые не могут привести к точным выводам. Впрочем мне встречался остроумный вариант перевода - чернильники.

В целом же сама тема клуба Инклинги заслуживает отдельного поста, так как в рамках этого клуба рождались концепции известных теперь книг.

В этом клубе на дружеских встречах не только общались за классическим английским чаепитием, но и в обсуждениях делились своими идеями. Пожалуй, данный клуб немало поспособствовал рождению и "Хроник Нарнии", и "Властелина колец".

"Космическая трилогия" К. С. Льюиса началась как своего рода соревнование между ним и Толкиеном. Оба писателя хотели оживить жанр научной фантастики. Толкиен взялся писать "Утраченный путь" - книгу о путешествиях во времени. Как и очень многое у Толкиена, "Утраченный путь" остался в черновиках, и уже потом, вместе с другими черновиками, был закончен его сыном Кристофером Толкиеном. А вот К. С. Льюис свою часть договоренности выполнил - так на свет появились романы "За пределы безмолвной планеты", "Переландра" и "Мерзейшая мощь".

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

За пределы безмолвной планеты

Мысль у вас целиком зависит от крови, - сказал старый сорн. - Ведь вы не можете сравнивать её с мыслью, которую несёт иная кровь.

Главный герой "космической трилогии" - Элвин Рэнсом, английский ученый-филолог.

Однажды он оказывается в поместье, где встречает своих давних знакомых. Но встреча получилась какой-то фальшивой и неискренней - в бокале было подмешано снотворное, и вот Рэнсом приходит в себя в плену на борту космического корабля. Ему удаётся подслушать о каких-то подозрительных для его здоровья и жизни планах на свой счёт. Тем не менее - даёт о себе знать английское происхождение книги - общение с "друзьями" продолжается в довольно учтивой манере настоящих джентльменов.

Интересна идея автора: в книге 1938 года корабль был крупным, и не только для вместительности груза. Ещё и для поддержания своего собственного центра тяжести и, тем самым, обеспечения искусственной гравитации. Вторая, актуальная в наши дни, придумка - принцип полёта по словам персонажа, одного из знакомых Рэнсома, физика Уэстона:

- Полагаю, лучше уж мне сразу покончить с этими вопросами, а то вы целый месяц проходу нам не дадите. Как нам это удалось? То есть, вероятно, вы хотите узнать, как действует космический корабль? Это вам объяснять бесполезно. Разобраться в этом могли бы человека четыре-пять - настоящие физики. Впрочем, будь вы способны понять, я бы тем более ничего вам объяснять не стал. Могу сказать - если вам от этого станет легче, - что мы используем малоизвестные свойства излучения Солнца. Сказать так - значит ничего не сказать, но для профана в науке и такого объяснения вполне достаточно.
На мой взгляд это близко к современной концепции, положенной в основу солнечного паруса.

И вот оказывается, что они летят на Марс. Рэнсом уже знает, что его хотят для чего-то использовать пленившие его изобретатели корабля, а потому при первой возможности сбегает от них.

Марс-то оказывается вполне пригодным для жизни человека местом. А если человек разумный может жить, то - правильно! - на Марсе есть и другие обитатели.

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

Сперва он пугается и сбегает от одного из местных видов населения планеты - сорнов. Но где-то жить надо и он находит приют у неких хроссов, от которых узнает про третьих обитателей Марса - пфифльтриггах. Рэнсом живёт у хроссов, изучает их язык, узнаёт о планете и её населении, о местных обычаях и законах. Устройство Марсианского миропорядка оказывается весьма прагматичным и, в то же время, утопичным по сравнению с Землёй.

Хроссы - средоточие творческих начал. Слагают стихи и песни, немного преувеличивая в них истинные события. Испугавшие сперва Рэнсома сорны - ученые Марса. Поэтика им даётся плохо и даже если хроссы сочиняют для них стихи, сорны понимают только простейшие из них. Зато сорны лучше всех изучили звезды, ведут летопись и от них можно услышать о том, что происходило на Марсе в давние времена, про которые все уже забыли. Пфифльтригги - мастера-ремесленники, могут сделать всё, что угодно.

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Поднимая тучу брызг, на берег выбиралось странное существо. Когда оно встало на задние лапы, оказалось, что в нем шесть или семь футов, но при этом солидном росте оно отличалось уже привычной Рэнсому малакандрийской стройностью и хрупкостью. Его покрывала густая черная шерсть, блестящая, как котиковый мех. Длинное тело опиралось на коротенькие перепончатые лапы и широкий хвост, как у бобра или у рыбы. Пальцы мускулистых передних конечностей тоже соединяла перепонка. Посреди живота животного было какое-то утолщение сложной формы, которое Рэнсом принял за половые органы. Существо одновременно напоминало пингвина, выдру и тюленя, а гибкостью тела даже горностая. Венчала его большая круглая тюленья голова с густыми усами, но лоб был выше, чем у тюленя, а рот -- меньше.

И эти три вида мирно живут всю свою историю. И совершенно не ведают причин устраивать войны.

- Бывает ли у вас, чтобы сорны, или хроссы, или пфифльтригги вот так, с оружием в руках, шли друг против друга?

- А зачем? -- удивился хросс.

И действительно - зачем?.. Рэнсом понимает, что здешнее общество имеет готовые решения на все насущные проблемы. Поделиться пищей, помочь нуждающимся - это на Марсе всегда пожалуйста и только рады. Как в русской поговорке "в тесноте, да не в обиде".

В конечном итоге похитители Рэнсома нарушают здешнюю гармонию жизни. Случившийся конфликт разрешать предстоит Уарсе - хранителю Марса.

Итак, тут в историю добавляется опыт мифологического увлечения К. С. Льюиса. Уарса - один из эльдилов. Это хранители, приставленные к каждой планете с разумной жизнью. Уарса рассказывает Рэнсому, что в незапамятные времена великий Малельдил создал Вселенную и назначил каждой планете своего хранителя. Однако земной хранитель - ныне называемый Порченый - восстал против Малельдила, оттого и произошли все беды нашей - теперь уже безмолвной - планеты.

Со всеми остальными подробностями лучше ознакомиться лично.

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

Приведенные выше найденные мной фанатские иллюстрации, надеюсь, в должной степени отображают заложенные К. С Льюисом эстетические и фантастические идеи в Марс. Это не такая уж выжженная пустыня, но место с причудливым сочетанием красок и своим красивым небом.

Данная книга в большей степени фантастическая, чем последующие. Интересны в ней и филологические изыскания Рэнсома. Тут, как и Толкиену, пригодились знания К. С. Льюиса.

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

Переландра

Каждая радость – превыше всех. Плод, который ты ешь, лучше всех остальных.

Теперь Рэнсом умудренный человек. Он вернулся на Землю. И получает своего рода специальное задание: отправиться на Венеру, которую на другом языке зовут Переландра (о языках из первой книги все подробности почерпнёте, но кое-какой небольшой фрагмент из второй книги ниже).

- Какой язык?

- Хресса-хлаб. Язык, который я выучил на Марсе* [* небольшая замена от меня].

- Неужели вы думаете, что на Венере говорят на этом языке?

- Разве я вам не сказал? - спросил Рэнсом, наклоняясь вперед. К этому времени мы уже доели холодное мясо, допили пиво и теперь пили чай. - Странно, ведь я докопался до этого два или три месяца тому назад. С научной точки зрения это - самое интересное. Мы ошибались, принимая хресса-хлаб за местный, марсианский язык. Правильнее было бы назвать его старосолярным, хлаб-эрибол-эф-корди.

- Господи, что это?

- Понимаете, раньше все разумные существа, обитавшие на планетах Солнечной системы говорили на одном языке (эльдилы называют эти планеты Нижним миром). Конечно, большинство из них необитаемы, хотя бы по нашим понятиям. Этот изначальный язык забыли в нашем мире, на Тулкандре, когда случилась беда. Ни один из земных языков не восходит к нему.

Суть задания в том, что Порченому мало одной лишь Земли, и он хочет прибрать во владение другие территории. Марс надежно защищен, а вот Венера ещё молодая и слабая. Рэнсом должен разобраться на месте, что может грозить Венере и помочь её укрепить.

Венера оказывается покрытой океаном, по поверхности которого плавают не то листья водорослей, не то аналоги наших кувшинок, что и даёт возможность какого-то сухопутного образа жизни.

И вот там по прибытии он встречает новый космический корабль и понимает, что на планету явился ещё и Уэстон (логично ведь, что такие идеальные и гуманные обитатели Марса не могли стать палачами, так что предприимчивый хулиган остался жив).

Марс кое-чему научил Уэстона, как и Рэнсома. Так что теперь это два немного других человека.

Но не Уэстоном лишь будут ограничиваться встречи. Встретит Рэнсом и Королеву - Еву планеты Венера. Где прохлаждается местный Адам - вопрос отдельный. И естественно разгорится битва, чтобы не допустить Грехопадения на Венере.

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

Он смертельно устал. Он бы и вовсе не мог этого выдержать, если б Королева не отсылала иногда их обоих с глаз долой. Правда, он и в этих случаях держался поблизости от своего врага. Это было передышкой в битве, но весьма несовершенной. Он не решался оставлять Нелюдя одного - и с каждым днем выносил его все хуже. На своем опыте он узнал, как неверно, что дьявол - джентльмен. Снова и снова чувствовал он, что тонкий, вкрадчивый Мефистофель в красном плаще, с пером на шляпе и при шпаге, или даже сумрачный Сатана из "Потерянного рая", были бы куда лучше, чем существо, которое ему пришлось стеречь. Нелюдь не был даже похож на нечестного политика - скорее уж казалось, что возишься со слабоумным, или со злой мартышкой, или с очень испорченным ребенком.

Вторая часть сильнее отклонилась в сторону поэтики и эфемерности. Да и некоторой мистики, пожалуй. Это выражается и в образе Королевы, которая любит слушать дождь, и вообще находит занимательными любые составляющие окружающего её мира Венеры. Читателю достаточно вспомнить детство, когда увлекало исследование мира, каждый день обещал новые приключения и было занимательно узнавать что-то новое. Пожалуй, именно такой характер вложил К. С. Льюис в Королеву. А мистика выразится в том, с чем придётся сражаться Рэнсому.

Как и в случае с Марсом, К. С. Льюис сделал особый акцент на красоту Венеры. И я опять для экономии слов привожу фан-артовскую работу.

Так как Рэнсом уже посвященный в нюансы космогонии мира, здесь он в большей степени выступает как равный собеседник или иногда даже как учитель, в отличие от своего первого путешествия, в котором был учеником.

В целом вторая книга интересно читается за счёт некоторых перемен, говоря современным языком, в законах жанра.

"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис
Мир книг - "Космическая  трилогия", Клайв Стейплз Льюис"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис

Мерзейшая мощь

«Странно, слова "опыт" никто не любит, "эксперимент" - уже получше, а "экспериментальный" - просто восторг. Ставить опыты на детях - да упаси Господь, а экспериментальная школа - пожалуйста!»

И вот третья книга, завершающая трилогию. Она вновь совершает жанровые метаморфозы, по слогу и стилю становится мрачнее, больше напоминает Оруэлловские, например, антиутопии. Уклон больше к социальному наполнению истории.

Рэнсом отходит немного на задний план. Он теперь - Пендрагон, король Логриса, который воплощает всё добродетельное в Великобритании. Главные герои - молодожены Джейн и Марк. Этот сюжетный момент делает роман немного светлее и добрее, тема брака и взаимоотношения мужчины и женщины не раз всплывут в этом романе. Так что в какой-то степени это не только антиутопия про борьбу грешного мира за своё очищение, но и роман о браке. Джейн и Марк - стержень сюжета. И сперва волею судьбы они оказываются по разные стороны баррикад. Джейн попадает в доброжелательное окружение Рэнсома, а Марк устраивается на работу к тем самым мрачным вершителям человеческого будущего.

Размышления о женщинах и мужчинах сдобрены добрым английским остроумием:

- А что такое "женский день"? - спросила Джейн.

- У нас нет слуг, - пояснила Матушка Димбл. - Мы сами все делаем. Один день - женщины, другой - мужчины. Простите? Нет, это очень разумно. Он [Рэнсом] считает, что мужчины и женщины не могут хозяйничать вместе, обязательно поссорятся. Конечно, мы в мужские дни не слишком придираемся, но вообще все идет нормально.

- С чего же вам ссориться? - спросила Джейн.

- Разные методы, дорогая. Мужчина не может помогать. Сам он хозяйничать может, а помогать - нет. А если начнёт - сердится.

- Сотрудничество разнополых лиц, - заявил Макфи, - затрудняет главным образом то, что женщины не употребляют существительных. Если мужчины хозяйничают вместе, один попросит другого: "Поставь эту миску в другую, побольше, которая стоит на верхней полке буфета". Женщина скажет: "Поставь вот это в то, вон туда". Если же вы спросите, куда именно, она ответит: "ну, туда!" и рассердится.

В то же время кроме таких милых житейских дел, приходится иметь дело и с неприятными, расчётливыми деятелями политики, бизнеса. Да и науки.

Если дать науке волю - она пересоздаст человека. Если это ей не удастся... тогда нам конец.

Следует заметить, что Льюис в этой книге не против науки вообще (ведь он написал, что у марсиан свои учёные в почёте были), он против именно таких рискованных учёных, которые ставят на карту самое понятие человечности. Здесь буквально встаёт открытие у человека души, которая признается учеными чем-то ущербной, и задаются целью извлекать из людей души, заменяя их неким суррогатом.

Многие отмечают наибольшую проницательность и прозорливость автора именно в этой книге трилогии. Всё-таки она самая "приземлённая" и актуальная для нас.

В наш информационный век порой действительно так засоряется мышление человека, что он начинает поступать совсем иначе и "расчеловечиваться". "Мерзейшая мощь" была написана в 1945 году, под конец войны. Если в первой книге ("За пределы безмолвной планеты" 1938 года) автор больше уповал на жизнерадостность и поиск для человека способов договориться и зажить между собой так же дружно и разделяя обязанности, как марсиане, то начиная с "Переландры", Клайв Стейплз Льюис стал призывать к активному бою с пороками.

Порочные же властолюбцы не гнушаются никакими методами:

-...Лучше мы с тобой подготовим статейки.

- Для чего?

- Надо объявить чрезвычайное положение, - сказал Фиверстоун. - Иначе правительство нам в жизни не даст полномочий.

- Вот именно, - поддержал Филострато. - Бескровных революций не бывает. Этот сброд не всегда готов бунтовать, приходится подстрекать их, но без шума, стрельбы, баррикад, полномочий не получишь.

- Статьи должны выйти на следующий день после бунта, - заключила мисс Хардкастл. - Значит, старику дашь к шести утра.

- Как же я сегодня всё опишу, если начнётся не раньше, чем завтра? - спросил Марк.

Все расхохотались.

- Да, газетчик из вас плохой! - усмехнулся Фиверстоун. - Не может описать того, чего не было!

- Что ж, - согласился Марк, улыбаясь во весь рот, - я ведь живу не в Зазеркалье...

Как бы там ни было, Рэнсом и его сторонники смогут в итоге дать достойный отпор бессовестным интриганам.






"Космическая трилогия", цельная и законченная история. Но форма её подачи и жанровое исполнение менялись от книги к книге. Это даёт свежие впечатления от следующих романов. Марс оказывается милым местом, Венера - младшей сестрой Земли. Получились весьма красивые образы. И оставляют после себя воодушевление и надежду на собственные перемены к лучшему.

Что можно сказать в завершение? Клайв Стейплз Льюис написал ещё много замечательного, так что уверен - каждый найдёт в его творчестве для себя что-то хорошее и себе по вкусу.

"Одни фантастику и сказку способны понять в любом возрасте, другие не поймут никогда. Если книга удалась и нашла своего читателя, он почувствует её силу. Сказки обобщают, оставаясь в то же время конкретными; представляют в осязаемой форме не понятия, а целые классы понятий, они избавляют от несообразностей. И в идеале сказка может дать даже больше. Благодаря ей мы приобретаем новый опыт, потому что сказки не «комментируют жизнь», а делают её полнее." К. С. Льюис, «Иногда лучше рассказать обо всём в сказке»

110
Интересное на Gamer.ru

5 комментариев к «"Космическая трилогия", Клайв Стейплз Льюис»

    Загружается
Чат